Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 

Рецензии

  • Рецензия Елизаветы Биргер на книгу "Нота"  (2012-06-14)

    У Олега Дормана (хоть он и скромничает, не ставя себя в авторы книги; даже если бы этот рассказ и мог состояться без его участия, то выглядел бы совершенно иначе) есть потрясающая способность выжимать из своих героев какую-то особо пронзительную интонацию — когда человек говорит отстранённо, почти безэмоционально и вдруг в нескольких предложениях даёт смысловую выжимку собственной жизни. Это и происходит на первых страницах «Ноты». Сначала Рудольф Борисович Баршай сообщает нам, что он музыкант (уже показательно, что он не говорит «дирижёр» или тем более «скрипач»), тридцать лет назад уехал из Советского Союза и живёт в Швейцарии, а жена его, Елена — органистка. В Швейцарии красиво, говорит он, похоже на места его детства. Есть одна гора, «совсем как там была у нас, в станице Лабинской — Железная гора. Когда я гуляю и иду мимо, то, бывает, очень волнуюсь».

     далее »

 
 
 
 
 
 
 
 

Серые будни творцов

Не имя, а сухой гортанный кашель — Бормор. Каждому чудится в нем что-то свое, но это «свое» — все равно ничего хорошего: Беримор, бор, мор… Недоброе такое клокотанье. Да он и сам о себе говорит — «я — нехороший сказочник». Но все это поклеп и напускание туманов — зла в нем не больше, чем в Красной Шапочке, которая надела костюм Волка и пластмассовые клыки на детский утренник. Не верим, вот что.

Тем более, что в миру — никакой он не Бормор, а обычный Петр Борисович Мордкович. Живет в Израиле, любит жену и трех дочек, ювелир. Завел домашнего питомца — ЖЖ. Скармливал ему свои литературные плоды — сказки, в основном. Итог — ЖЖ от сказок разжирел, залоснился славой и вошел в пятерку лучших израильских LiveJournal в категории «Литература». Тем временем модное российское издательство «Livebook» запулило сетевые сочинения Петра в народ, в бумажном виде под твердой обложкой. Бормор был удивлен: «О моей новой книге я, как обычно, узнал со стороны. Сторона оказалась та самая. Тесен мир». Ну да ладно, пускай и так — книгу с прилавков смели в момент. Для тех, кто его, Бормора, совсем не знает, но интересуется, в User Info читаем: «мерзкая внешность и гнусный характер», «перепробовал множество разных верований и заблуждений — не понравилось», «выпускное сочинение на тему „Человек, на которого я хочу быть похожим“ написал о питекантропе». Ну, нравится, нравится этому бородачу казаться чуточку гнусом, такое развлеченье. Колобок хочет походить на Карабаса. Что ж его саночки — ему и возить, мы тут Бормору не помощники.


Вернемся к «Играм демиургов». Чудо-книга не то сказок, не притч. Идея, в общем, не нова и применялась. Вспомним демиургов хотя бы у Лема — Трурля и Клапауция, вечно рассоренных вдрызг лучших друзей, простых инженеров новых миров, которым эти миры отвечали неблагодарностью и критикой. У Бормора видим таких же обычных демиургов — Шамбамбукли и Мазукту. По книге «Creation. Professional Edition» они лепят свои первые миры: «Звучит музыка сфер, приятный женский голос просит подождать соединения.— Алло! Служба техподдрежки? Это опять я, демиург Шмабамбукли. С людьми что-то странное. Они какие-то идиоты и совсем меня не слушаются! — Вы их сотворили по образу и подобию своему? …» Их миры — по большей части неликвид. Высокие комиссии фиксируют производственный брак: «Звезд многовато… И сами они великоваты, монументализм, причем помпезный… А очертания материков — вообще абстракция какая-то». Вот сделан первый (пробный) человек, вот ему вырезано ребро: «Волосы… лучше рыжие… и грудь побольше… обе груди… а вот тут родинку»… — «Поздравляю! У вас женщина!»


Шамбамбукли и Мазукта работают опытным путем, хотя открыты уже целые супермаркеты материалов для строительства миров. Бери — не хочу: готовые планеты, подогнанные к ним спутники, бутылки с запечатанными океанами, в никелированном ведерке — акция — ледяные кубики айсбергов в подарок, а также — отдельный стеллаж — люди, звери, демонстрационные модели. Но это не их методы — они привыкли по старинке, вручную. А если с миром что не получилось — подумаешь — «Первый мир комом!» — веселятся начинающие демиурги, насылают на неудачное свое творение ледниковый период, лепят из получившейся снежной массы красивый снежок и запускают его в спину товарищу. «Ха-ха-ха» — смеются они, а на Земле слышны раскаты грома и ожидается Знаменье...

Газета «По-киевски»
29 июля 2008