Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

CLOSED

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 

Рецензии

  • Рецензия Елизаветы Биргер на книгу "Нота"  (2012-06-14)

    У Олега Дормана (хоть он и скромничает, не ставя себя в авторы книги; даже если бы этот рассказ и мог состояться без его участия, то выглядел бы совершенно иначе) есть потрясающая способность выжимать из своих героев какую-то особо пронзительную интонацию — когда человек говорит отстранённо, почти безэмоционально и вдруг в нескольких предложениях даёт смысловую выжимку собственной жизни. Это и происходит на первых страницах «Ноты». Сначала Рудольф Борисович Баршай сообщает нам, что он музыкант (уже показательно, что он не говорит «дирижёр» или тем более «скрипач»), тридцать лет назад уехал из Советского Союза и живёт в Швейцарии, а жена его, Елена — органистка. В Швейцарии красиво, говорит он, похоже на места его детства. Есть одна гора, «совсем как там была у нас, в станице Лабинской — Железная гора. Когда я гуляю и иду мимо, то, бывает, очень волнуюсь».

     далее »

 
 
 
 
 
 
 
 

Харакири анархиста

В свет вышел русский перевод «Q» – знаменитого романа несуществующего автора со спрятанными внутри прокламациями.

Книжка с лаконичным названием «Q», написана никогда не существовавшим писателем по имени Лютер Блиссет о том, что бывает, когда мир рушится. Нет, точнее, даже так: о том, что бывает с миром, когда рушится его основа. О том, что начинается, когда выдергивают насквозь проржавевший гвоздь, скреплявший все здание.

Все напрашивающиеся аналогии уместны. Более того, именно ради них книжка и писалась. Но сначала об авторе-фантоме. Писателя по имени Лютер Блиссет действительно нет и никогда не было. Если кто и был, то только известный футболист ямайского происхождения, которого в компании с Вивом Андерсоном не так давно освистывали и забрасывали бананами расово неполиткорректные английские болельщики.

Почему сотни интеллектуалов и лиц свободных профессий из самых разных стран Европы летом 1994 года назвали свое движение именем этого вполне преуспевшего спортсмена – до сих пор никто не имеет ни малейшего представления.

Но, так или иначе, в мире появился проект «Лютер Блиссет», изрядно нашумевший и ставший, как утверждают официальные релизы, «невероятным феноменом и одновременно призраком, фантомом современной масс-медийной культуры».

Как выясняется, анархистски настроенные составляющие этого «коллективного Робин Гуда постиндустриального общества» занимались не только всякими веселым глупостями вроде балаганных «захватов» автобусов или взлома запароленных сайтов с картинами и последующим вывешиванием «народного достояния» в открытом доступе. Громкое самоубийство (в декабре 1999 года «Лютер Блиссет» отметил свое пятилетие символическим харакири, которое совершили все ветераны проекта) оказалось фальшивым – покойничек превратился в зомби и периодически встает из могилы.

Первое его появление из загробного мира оказалось, пожалуй, самым громким.

В 2000 году Лютер Блиссет (а на самом деле – четыре члена ПЛБ из Болоньи: Роберто Буи, Джованни Каттабрига, Федерико Гульельми и Лука ди Мео) выпускает роман «Q». Ждавшие манифеста обломались по полной. Авторы объяснили, что с самого начала делали популярное произведение в легком жанре, которое люди будут не изучать, а читать и в процессе, может быть, о чем-то думать. Расчет на популярность оправдался с лихвой. Вскоре роман был переведен на английский язык и издан в Великобритании и США. Затем последовала испанская версия, распространившаяся на «страну-мать» и Латинскую Америку, португальский перевод вышел и в Португалии, и в Бразилии. Далее везде – немецкий, голландский, французский, датский, польский, греческий, корейский переводы следовали один за другим.

Легкий жанр, правда, весьма условен. Нет, формально все честно. Перед нами столь популярный сегодня «средневековый детектив».

Семисотстраничная сага о сорокалетнем поединке двух людей без имен.

О таинственном супершпионе папского престола не известно ничего, даже свои бесценные донесения он подписывает «Q» – сокращением от старофранцузского qohelet – любой, каждый человек. Его противник – бывший студент, а ныне «профессиональный революционер» – отметился едва ли не в каждой «горячей точке» тогдашней Европы и каждый раз звался по-новому: Густав Мецгер, Линхард Йост, Капитан Герт из Колодца и т. п.

Поединок устроен авторами по всем правилам: Q, этот гениальный манипулятор, по сути, выступает в роли эдакого прогрессора наоборот. Оставаясь в тени, этот анти-Румата корректирует историю, надавив в нужном месте, изящно направляет ее течение в нужное русло, тормозя прогресс. А в этом потоке щепкой несется бывший студиозус, периодически страстно желая сдохнуть, но вынужденный вновь и вновь отстаивать свою свободу просто потому, что больше ничего в жизни не осталось.

Но все-таки эта пьеса из тех, где декорации важнее сюжета.

Все подмяло под себя время действия. Роман начинается в день 31 октября 1517 года, когда молодой священник «вывешивает на северных дверях Виттенбергской церкви собственноручно написанные 95 тезисов против торговли индульгенциями. Его зовут Мартином Лютером. Этим поступком он кладет начало Реформации».

Именно Реформации и посвящен роман. Этому безумному времени, когда гвоздь, на котором держался мир, – церковь – прогнил настолько, что папа, устроивший из священного двора вертеп и спавший с собственной дочерью, был отвратителен, но не удивлял. Когда люди, сломавшие старую веру, искали новую в крови, залившей всю Европу. Перед нами пройдут едва ли не все заметные фигуры тех лет: и знаменитые авантюристы, из сутенеров становившиеся вождями, и сумасшедшие пророки, требующие от Бога «вымести свое гумно», кровавые ландскнехты, выкашивающие, как траву, взбунтовавшихся крестьян, сектанты, обобществляющие женщин и создающие коммуны… Мартин Лютер, Томас Мюнцер, Иоанн Лейденский, Мельхиор Гофман, Бернард Книппердоллинг, Ян Матис и прочие, прочие, прочие сокрушители-искатели.

По какой причине авторы завели разговор об этом именно сегодня – понимаешь, слава богу, не тогда, когда находишь среди прилагающихся к книге карт и гравюр спрятанную туда прокламацию:

«Нас никогда не интересовали абстрактные призывы к миру, ведь в наши дни, как и четыре века назад, существуют серьезнейшие причины для возникновения войн.

Они глубоко укоренились в преступной экономике и политике транснациональных корпораций и отдельных государств. В Соединенных Штатах точно так же, как и в империи Карла V…». Манифеста не получилось, получился хороший исторический роман, поэтому с мотивами написавших «Q» интеллектуалов все понятно гораздо раньше: «Много лет назад я покинул Виттенберг, потому что мне приелись теологические диспуты и доктора, объяснявшие мне, чтó читать, в то время как за его стенами вся Германия пылала огнем. Но после всего, что произошло, я по-прежнему думаю точно так же. По крайней мере, попытаться стоит».

Попытка засчитана.

                                                                                                                                                                         Вадим Нестеров

                                                                                                                                                                                      газета.ru