Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Aвторы

Александр Диего Гари

Alexandre Diego Gary

Александр Диего Гари — сын знаменитого писателя Ромена Гари и голливудской звезды Джин Сиберг. Он написал роман “S., или Надежда на жизнь” спустя тридцать лет после того, как покончили с собой его родители, сначала мать, потом отец.

Пытаясь избавиться от гнета прошлого, автор этой книги находит, пожалуй, самый надежный способ — рассказать о том, что пережил. Его ранняя юность прошла под знаком потерь, и горькие воспоминания словно сковали его, не давая смотреть в будущее. Перед глазами вечно возникал один и тот же образ, запечатленный на старой фотографии: его родители стоят рядом, крепко обнявшись. Они влюблены. Они улыбаются. И кажется, жизнь впереди. Долгая счастливая жизнь.

Книги автора

Рецензии

  • Книга недели (S, или Надежда на жизнь, Александр Диего Гари)

    2010-07-26

    Александр Диего Гари не стал дипломатом, как его отец Ромэн, или летчиком, как Экзюпери, или звездой кино, как его мама Джин Сиберг, не стал голкипером, хотя мечтал об этом больше всего на свете. И даже писателем - несмотря на вышедшую книжку - он себя не может назвать. Зато он остался жив, "безнадежно жив... после всех этих лет впотьмах".

  • Азбука секса и ненависти. Порнографическая графомания сына Ромена Гари и Джин Сиберг

    2010-11-16

    Проблемы, с которыми сталкиваются дети знаменитостей, не всегда столь трагичны, как у Гари или, скажем, у непризнанного Аленом Делоном сына от Нико. Так, парижские друзья Николаса Мосли, известного писателя, сценариста фильмов Джозефа Лоузи и сына лидера английских нацистов Освальда Мосли, жаловались мне: «Раз в год мама Николаса, а ей почти сто лет, приезжает в Париж и устраивает для нас званый ужин. И каждый раз - за десертом заводит одно и то же: «Ах, бедный Адольф! Бедный Адольф! Он был такой трогательный, такой одинокий, и никто-никто его не понимал». Адольф - это, само собой, Адольф Гитлер.