Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Aвторы

Татьяна Никитична Толстая

Татьяна Никитична Толстая — талантливая российская писательница, публицист и телеведущая.

Родилась 3 мая 1951 года в Ленинграде, в многодетной (7 детей) семье с богатыми литературными традициями.

О СЕМЬЕ.

Дед по отцовской линии — известный и любимый детский и взрослый писатель Алексей Николаевич Толстой. Бабушка по отцовской линии --- Наталия Толстая-Крандиевская была поэтессой. Дед по материнской линии ---- профессиональный литературный переводчик Михаил Лозинский.

Отец Татьяны Никитичны — Никита Алексеевич Толстой --- был физиком, видным общественным и политическим деятелем.

Сестра ---- Наталья Никитична Толстая --- также известная писательница, преподаватель шведского языка при кафедре Скандинавской филологии Факультета филологии и искусств СПбГУ.

Брат — Иван Никитич Толстой — филолог, историк эмиграции, специализируется на периоде холодной войны. Обозреватель Радио Свобода.

Сын — Артемий Лебедев ---- яркая личность, признанный дизайнер, художественный руководитель самой известной в России дизайнерской компании - Студии Артемия Лебедева.

Сын — Алексей Лебедев --- профессиональный фотограф, архитектор компьютерных программ, живет с семьей в США (сайт Алексея Лебедева http://alexeilebedev.com/)

О ТВОРЧЕСТВЕ.

Татьяна Никитична --– филолог, окончила отделение классической филологии ЛГУ, уехала в Москву (в начале 1980-х) и работала простым корректором в издательстве «Наука». В знаменательном 1983 году Татьяна Толстая написала свой первый рассказ «На золотом крыльце сидели…», который опубликовали в журнале «Аврора».

Книги автора

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • »

Рецензии

  • Татьяна Толстая: «Мне интересно, какие в народе кварки»

    2014-02-28

    У вас в рассказах часто упоминаются такие языковые фантомы — лингвистические конструкции, которые почему-то сильнее влияют на людей, чем реальность, в которой они существуют. Вот у рабочих, которые ремонт делают, есть повторяющийся миф про генеральшу — дескать, пришел в генеральскую квартиру, а генерал уехал на учения, и тут выходит она, вся пышная и румяная, в пеньюаре, только что из пены, которая в ванной, — ну дальше понятно. Совершенно вымышленная генеральша, но за счёт того, что вокруг неё существует много красивых слов — пеньюар и так далее, — этот образ оказывается сильнее всего, что они в жизни видят. Или там бабушки на остановке разговаривают: «Что-то перелом долго не заживает». — «А ты попробуй ванночку из шалфея». Слова «попробуй сходить к хирургу» прозвучали бы неубедительно, а ванночка из шалфея — сразу понятно, что это сила.

    Вы правильно заметили направление. По сути дела, что меня интересует? Эссенция, essence, суть того, что есть русский народ. Извлечь экстракты из этой ботаники не всегда удаётся, нет подходящего инструментария. К русскому народу, как известно, аршин не прилагается. А к остальным более-менее прилагается. Меня интересует, где тот тайный набор, где кощеева смерть, которая бы что-то про этот народ объясняла. Вот я говорю — мир состоит из атомов, атомы из элементарных частиц, какие-то кварки летают. Вам что-нибудь стало понятно? Нет, ничего. Но теперь у нас имеется набор кварков, уже немного понятно, о чем можно разговаривать. Так и здесь: какие в народе существуют кварки? Народ же к себе не подпускает, понимаете? Он внутри себя разговаривает особенным образом. Скажем, бригада маляров, особенно советских, то есть совсем диких. Сейчас-то они квалифицированные, особенно не разоряются, сделал работу — ушёл. А те работу не делали, их существование заключалось в чём-то другом. Но можно было подслушать их разговоры, когда они от тебя отбояривались. Они с самого начала дают тебе понять: ты не считаешься. Ты — городской, барин, чужой, немец. Ты другой. Поэтому тебя надо обобрать, обмануть, тобой воспользоваться. Но без тебя тоже никак. Ты же своего рода белый человек, ты знаешь, каким образом товары делают, поэтому они должны вокруг тебя виться, втираться в доверие — с тем чтобы в результате, конечно, обмануть. И если ты подслушал их вовремя, ты узнаешь о существовании у них определенных мифологем. Вот генеральша, а я не в первый раз эту генеральшу встречаю, — это определённая мифологема. Она вполне сопоставима с каким-то античным образом. Генеральша, как Венера, рождается из пены. Причём я думаю, что пеньюар, который, как известно, происходит от французского peigner, «причесываться», он туда приделан потому, что они бессознательно в нем пену слышат. Эти люди — в отличие от нас, городских, — находятся на очень глубоком уровне подключения к архетипам. Пример из Юнга, один из моих любимых: он разговаривает про сны с какими-то африканскими людьми, и человек ему рассказывает, что когда его отец был жив, он видел во сне, на какие пастбища надо ходить, куда гнать телят, где вода, где растительность. Видел во сне, и мы туда шли. А сейчас пришла французская администрация, и мы снов не видим. Теперь она нам обо всём говорит. То есть этот архетипический океан знаний для образованного человека закрывается. Ты переходишь на другой когнитивный уровень. Включается, не знаю, кора головного мозга, причинно-следственные связи, логика. А у цыган, детей, дураков, примитивных народов, ещё не вступивших в цивилизацию, — у них есть связь с этими знаниями. Они знают, какие растения вредны, какие полезны. Они видят души умерших. Они предсказывают погоду. Они запоминают или не запоминают сны, но знание, пришедшее во сне, остаётся. Это страшно интересно. И мне кажется ценным, что большая часть нашего народа существует в этом чудовищно диком состоянии. Да, это всё ужасно — как они живут, что с ними происходит. Но ты получаешь живую возможность прикоснуться к этому удивительному разуму.