Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Aвторы

Дина Рубина

Дина Ильинична Рубина

Премии:  Национальная литературная премия «Большая книга»,   Сезон 2006—2007 

Дина Ильинична Рубина (19 сентября 1953, Ташкент) — известная израильская (в настоящее время проживает в городе Маале-Адумим) писательница, пишущая на русском языке.

Из автобиографии: «Родилась в 53-м, уже после смерти Усатого, в семье художника и учительницы истории. И та и другой родились на Украине. Отец — в Харькове, мать — в Полтаве. В Ташкент родители попали каждый своим путем. Мать — с волной эвакуации, явилась девчонкой семнадцати лет, бросилась поступать в университет, (страшно любила литературу). В приемной комиссии ее спросили строго — "Вы на филологический или на исторический?" Она закончила украинскую школу, слово "филологический" слышала впервые, спросить — что это значит — стеснялась, так и поступила на исторический. Ночью работала охранником на оружейном заводе, днем спала на лекциях, которые читали блестящие профессора московского и ленинградского университетов, эвакуированных в Ташкент. Зимы те военные были чудовищно морозными. Картонные подметки туфель привязывались веревками. От голода студенты спасались орехами — стакан стоил какие-то копейки. Тогда еще не знали, что они страшно калорийны. Кроме того, в студенческой столовой давали затируху. И студенты и профессора носили в портфелях оловянные миски и ложки… Однажды моя восемнадцатилетняя мать случайно поменялась портфелями (одинаковыми, клеенчатыми) со знаменитым московским профессором, который читал курс средних веков по собственному учебнику. Обмирая от стыда, она подошла к учителю и сказала: "Профессор, вы случайно взяли мой портфель и мне ужасно стыдно: если вы его откроете, то обнаружите, что в нем нет ничего, кроме миски и ложки для затирухи". Профессор сказал на это: "если бы вы открыли мой, то увидели бы то же самое."…

Отец родом из Харькова — вернулся с войны молоденьким лейтенантом — в Ташкент, к эвакуированным родителям. Поступил в художественное училище, где историю преподавала его сверстница — очень красивая, смешливая девушка… Так встретились мои родители.

Книги автора

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • »

Рецензии

  • Мне не терпится всеми руководить

    2009-09-15

    Дина Рубина - остроумная и серьезная, легкая и ироничная, обожаемая в России израильская писательница, с сердцем, полным любви, и умом, не лишенным сарказма. На недавней книжной ярмарке в Москве Рубина представила публике новый - на этот раз в жанре арт-детектива - роман "Белая голубка Кордовы" и рассказала Анне Гилёвой о своих отношениях с читателями, современными писателями и собственной биографией.

    - Вы любите встречаться с читателями?

    - Обожаю. Но если не для записи - ненавижу. Я человек сугубо частной замкнутой жизни. Дело в том, что многие годы это был основной мой заработок: я выезжала в разные страны и встречалась с читателями. Причем, не могу сказать, что встречалась как писатель: ведь серьезный писатель - он как себя ведет? Сидит на сцене в кресле, ему поступают записки, он неторопливо их открывает, надувает щеки, как отец русской демократии, и важно отвечает на вопросы. Я же выступала, как актриса, как актерка погорелого театра, мне было до зарезу нужно, чтоб в следующий раз в этом самом городе Гамбурге, Мюнхене, Детройте или Чикаго ко мне опять пришли читатели и заплатили за билет по 5 или сколько там долларов. Чтобы дальше продолжалась жизнь моя и моей семьи, чтобы я могла год спокойно сидеть и писать книгу. Сейчас, слава Богу, я не должна уже выступать, с тех пор, как стала сотрудничать с издательством "Эксмо" и получать нормальные деньги за свои книги. Это не значит, что я не люблю своих читателей. Я боготворю каждого из них, кто, во-первых, выстоял очередь к кассе, принес книгу домой, открыл, да еще дочитал до конца, если паче чаяния это случилось. Мне кажется, любой человек, который сейчас предпринимает усилия для того, чтобы складывать слова в предложения и дальше чередовать абзацы, а не шастать по интернету, достоин уважения в наше тяжелое пост-литературное время.

  • Русская литература представляется мне могучим забегом лошадей

    2007-11-15

    Дина Рубина— это Дина Рубина. Обложечная лоботомия — "знаменитая, наиболее читаемая" — уже не нужна. Кто Рубину не знает на Руси! Можно прямо, просто, по-сэлинджеровски: "Живет в Иерусалиме и имеет собаку". Зададим вопросы.

    — Ваш новый роман "На солнечной стороне улицы" вошел в короткий список премии "Большая книга". Там у вас бережно выращивается эдакий Город, новый Динабург. При всей нежно хранимой читаемости текста радует недюжинность формального мастерства — ручной выделки словесная отточенность, плюс изощренная архитектоника. А что, уж простите за простоту, хотели вы сказать-выразить своим произведением?

    — Да все то же, что всегда и все писатели хотят сказать-выразить: что жить в этом мире невыносимо, и страстно хочется жить в нем бесконечно. В сущности, какая разница что — событийно — происходит на страницах всех наших историй? Во все времена художник всегда выражал себя, и только себя, а уж какой — по масштабу — кусок действительности он прихватит с собою вместе, тем самым воплотив его в Современность, это, конечно, зависит от величины таланта, помноженной на величину личности. Как писал в записных книжках персонаж одного романа, тоже писатель:— "художник, любой из нас, — статуя, которой должно вырваться наружу из материнской глыбы мрамора, с крошевом и кровью. И начать быть".