Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КИНО / О ЛЮДЯХ

icon Знакомьтесь - Орсон Уэллс

This is Orson Welles

book_big

Издательство, серия:  Rosebud Publishing 

Жанр:  КИНО,   О ЛЮДЯХ 

Год издания: 2012 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Мы посчитали страницы: 496

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 250х150х29 см

Наш курьер утверждает: 685 граммов

Тираж: 3000 экземпляр

ISBN: 978-5-904175-08-5

Показания к применению: гурманам-киноманам

25 руб.

buy заказать к 27/04 »

Заказывайте, и появится в Студии 27 апреля :))

"Знакомьтесь - Орсон Уэллс" — это диалог двух киноклассиков, одного - на излете карьеры, другого - в самом ее начале. Их знакомство стостоялось в 1968 году, а через год Уэллс выбрал молодого критика и начинающего режиссера в свои интервьюеры.

Из предисловия "Мой Орсон" Питера Богдановича:

Мои "официальные" отношения с Уэллсом начались за восемь лет до личного знакомства с ним. В 1960-м я написал короткую заметку о его "Отелло" (для манхэттенского кинотеатра, показывавшего старые картины), и это привело к тому, что летом 1961-го меня попросили организовать первую в США ретроспективу фильмов Уэллса, проводившуюся в престижном Нью-Йоркском Музее современного искусства, и написать для нее небольшую сопроводительную монографию. Поскольку сам Уэллс снимал где-то в Европе "Процесс", связаться с ним для подготовки как этого показа, получившего название "Кинематограф Орсона Уэллса", так и небольшого иллюстрированного критического исследования (также ставшего первым из изданных в США), я не смог, хоть и отправил ему на какой-то из заокеанских адресов экземпляр моей книжечки. В то время мне было 22 года, а Уэллсу - 46, и в течение следующих семи лет я не знал, получил он мою посылку или нет.

Как-то после полудня у меня зазвонил телефон - я тогда в первый раз женился и переехал в Лос-Анджелес, чтобы работать в кино, - сняв трубку, я услышал знакомый мужской голос, попросивший позвать меня к аппарату. После того как я представился, голос произнес: "Здравствуйте, это Орсон Уэллс. Даже сказать не могу, как давно мне хочется познакомиться с вами". Я рассмеялся - ответив, что он украл мою реплику, - а затем спросил, все еще не веря услышанному: почему? "Потому что вы написали самые правдивые слова, какие обо мне когда-либо печатали, - ответил он и прибавил, - ... на английском". А потом, сразу перейдя к делу, поинтересовался, не могу ли я завтра в три часа дня встретиться с ним в ресторане "Поло" отеля "Беверли-Хиллз" - выпить кофе и поговорить.

В этот раз я не стал заглядывать в мою монографию, чтобы выяснить, какие такие золотые слова я написал об Орсоне, однако я знал, что мое преклонение перед его фильмами нельзя назвать широко распространенным. Когда прославленный смотритель Музея современного искусства Ричард Гриффит попросил меня организовать ретроспективу Уэллса, я спросил у него, почему он не хочет написать монографию сам, ведь ему уже приходилось делать это для музея - Гриффит был признанным и часто публиковавшимся знатоком и историком кино. Он ответил, что поклонником творений Уэллса он не является, но точно знает, что и в Европе, и у нас определенное число таковых имеется: для них-то и предназначается эта ретроспектива...

По дороге на встречу с Уэллсом, которая наконец-то должна была состояться, я думал о том, что мои отношения с ним начались, на самом-то деле, когда мне было шестнадцать лет и я впервые увидел "Гражданина Кейна", а следом "Леди из Шанхая" и "Великолепных Эмберсонов": хорошо помню, как мои родители упоминали об "Эмберсонах" как об одном из лучших американских фильмов...

Теперь стоял конец 1968 года, и я уже провел в шоу-бизнесе пятнадцать лет в качестве актера, журналиста, продюсера и режиссера. Я также познакомился (и взял у них интервью) с обладателями легендарных кинематографических имен - от Джона Форда, Говарда Хоукса, Альфреда Хичкока и Жана Ренуара до Кэри Гранта, Джимми Стюарта и Джона Уэйна. Однако Уэллс стал первым среди них человеком, в присутствии которого я не столько испытывал благоговение и восторг, сколько чувствовал, как у меня словно сами собой открываются глаза - что я, с учетом разделявшей нас четверти столетия, полагал невозможным. Когда он, облаченный, по обыкновению, в свободную черную одежду, поднялся из-за ресторанного столика, чтобы поздороваться со мной, я почти мгновенно почувствовал, что могу без какой-либо опаски говорить этому человеку любую правду. Более того, в наших отношениях едва ли не с первой минуты возникло нечто заговорщицкое, как если бы мы были знакомы уже давным-давно и полностью доверяли друг другу.

Повадка его была обезоруживающей настолько, что я вдруг услышал, как говорю: "У вас есть один фильм, который мне, на самом-то деле, не нравится - это "Процесс", - на что он ответил взрывным: "Так и мне тоже!" И это совместное признание словно закрепило в нас ощущение коренного согласия практически по всем вопросам. Проведя в ресторане больше двух часов, мы вышли из него и постояли в вестибюле: Уэллс листал мою только что изданную книгу, составленную из интервью с Джоном Фордом. Я процитировал в ней слова Уэллса о Форде - он был любимейшим из американских кинорежиссеров Орсона - и принес ему в подарок подписанный Фордом экземпляр. Потом Орсон сказал: "Разве не жаль, что вы не можете сделать такую же симпатичную книжицу и со мной?"

"Почему же не могу?" - спросил я. "Ну, - ответил Уэллс, - вы ведь и сами теперь снимаете (в том году вышел на экраны мой первый, получивший разношерстные отзывы фильм), у вас, наверное, не найдется времени". Я ответил, что с радостью выпустил бы сборник его интервью, да и времени это отняло бы не так уж и много. "Ну и отлично, - сказал Орсон. - Тогда давайте попробуем".

К 1969 году мы заключили договор с Нью-Йоркским издательством и разделили (тут Орсон меня разочаровал) между собой пополам 20000 долларов задатка. Ни один из тех, кого я интервьюировал до той поры, на долю авторского гонорара не претендовал, однако по ходу работы я понял, что Орсон намеревается более чем заслужить свою половину, переписывая тексты интервью и сочиняя новые. Этой книге надлежало стать не просто его правдой о его жизни, рассказанной его словами (а зачастую и слова, обозначенные в ней, как мои, тоже принадлежали ему), - сам рассказ должен был вестись так, как того хотел он, и меня это вполне устраивало. Я занимался этим не ради денег или славы, но лишь для того, чтобы популяризировать настоящее кино и чему-то научиться. Ко времени начала работы над книгой мне уже сполнилось 29, а Уэллсу 53 - ровно столько, сколько стало мне в 1992-м году, когда эта "симпатичная книжица", которая, как надеялся Орсон, "даст верное представление" о его карьере и жизни, наконец увидела свет. Книжка вышла лишь через семь лет после его смерти, и ей все еще не удается сделать - даже для продолжающего жить духа Орсона - то, ради чего она писалась. И причина этого в справедливости замечания, сделанного другим О.У. - 32-летним Оскаром Уайлдом, - о том, что гениальность не прощают". 

Перевод с английского Сергея Ильина.

Рекомендуем обратить внимание