Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / О ЛЮДЯХ / латиноамериканская литература

icon Жить, чтобы рассказывать о жизни

Vivir para contarla

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   Астрель 

Жанр:  ПРОЗА,   О ЛЮДЯХ,   латиноамериканская литература 

Год рождения: 2002 

Год издания: 2012 

Язык текста: русский

Язык оригинала: испанский

Страна автора: Колумбия

Мы посчитали страницы: 576

Тип обложки: 7Бц – Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная.

Измеряли линейкой: 205x137x38 мм

Наш курьер утверждает: 574 грамма

Тираж: 15000 экземпляров

ISBN: 978-5-271-41679-8

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Жизнь - не только то, что человек прожил, но и то, что он помнит, и то, что об этом рассказывает.

Габриэль Гарсиа Маркес

"Когда полтора года назад издательская группа "АСТ" приобрела, наконец, права на тексты Гарсиа Маркеса, все понимали, ради чего это задумано. Не только ради того, чтобы, не нарушая закон, переиздать "Сто лет одиночества" или выпустить нормальный перевод "Вспоминая моих несчастных шлюшек". Апофеозом маркесовского многотомника должны были стать именно мемуары, которые в оригинале вышли в 2002 году, а на русском — только к 85-летнему юбилею писателя.

Точнее, первая их часть — "Жить, чтобы рассказывать о жизни", — потому что Маркес задумал трилогию. В первой части повествование доведено до 28 лет автора. Двух других частей пока нет в природе, но многое из главного Маркес уже успел рассказать. А именно — как на самом деле выглядел тот дом, который лег в основу романа "Сто лет одиночества" (кстати, сначала автор планировал назвать книгу просто "Дом").

А выглядел он, собственно, почти так же, как дом Буэндиа в легендарном романе. Вплоть до мелких комических деталей вроде 72 ночных горшков, купленных бабушкой с дедушкой, когда будущая мать Маркеса пригласила своих товарок с курса провести каникулы в ее доме, и спрятанных в дальней комнате, где был склад всякой рухляди. Дед Габриэля тоже был полковником. Мать писателя дожила почти до 100 лет, окруженная 11 родными детьми, четырьмя детьми супруга (внебрачных детей принимали в семью как своих), 65 внуками, 88 правнуками и 14 праправнуками. Название Макондо — реально. Так называлась банановая усадьба неподалеку от городка Аракатака, где жила семья Маркеса. Тетю Амаранту из "Ста лет одиночества", которая умерла девственницей в глубокой старости после того, как закончила вышивать погребальный саван, на самом деле звали тетя Франсиска. Все остальное верно — она была девственница, матерщинница и отправилась на тот свет на следующую ночь после того, как закончила шить себе саван и уладила все дела насчет похорон" (из журнала Time Out Москва).

Подобные открытия встречаются в книге на каждом шагу. Впрочем, некоторые считают, что воспоминания Маркеса – это очередной роман в духе магического реализма, облеченный в автобиографическую форму, и где реальное, а где фантастическое, уже не разобрать. "Все 579 страниц этой книги – чистая правда от Габриэля Гарсии Маркеса", — утверждает, улыбаясь в усы, автор. Чему верить, а чему нет, решайте сами :)

 

Фрагмент из книги:

Моя мать попросила меня съездить с ней, чтобы продать дом. Она приехала в Барранкилью утром и не имела представления, как меня найти. Стала расспрашивать знакомых, и ей посоветовали заглянуть в книжный магазин "Мундо" или в соседние кафе, куда я заходил по два раза на дню, чтобы поболтать с друзьями-писателями. "Но будьте осторожны, - предостерегли ее, - они совсем чокнутые". Она появилась ровно в двенадцать. Прошла своим легким шагом между столов с выставленными книгами, остановилась передо мной, глядя мне в глаза с лукавой улыбкой давних лучших дней, и, прежде чем я успел отреагировать, сказала:

- Я твоя мать.

Что-то изменилось в моей матери, я не сразу ее узнал. Это естественно, если учесть, что за свои сорок пять лет она рожала одиннадцать раз, то есть десять лет была беременна и как минимум еще столько же кормила детей грудью. Она была в трауре по умершей матери, совсем поседела, в глазах, казавшихся из-за бифокальных линз слишком большими для ее худого лица, было выражение испуга. Но романская красота, запечатленная на свадебном портрете, хоть и отмеченная уже аурой осени, сохранилась. 

Прежде всего, даже не обняв меня, мать сказала в своем обычном церемонном духе:

- Я пришла просить тебя об услуге - поехать со мной продавать дом.

Мне не надо было объяснять, что за дом, потому что для нас во всем мире существовал единственный, старый дедовский дом в Аракатаке, где мне посчастливилось родиться и который я не видел с тех пор, как мне исполнилось восемь лет.

В ту пору я только бросил факультет права, отучившись шесть семестров, в течение которых в основном читал все, что попадалось под руку, и часами мог наизусть декламировать несравненную поэзию испанского Золотого века. Я прочел все книги, какие мог достать, чтобы изучить технику создания прозы, и опубликовал в газетных приложениях шесть рассказов, удостоившихся восторгов моих друзей и внимания некоторых критиков. В следующем месяце мне исполнялось двадцать три, я избежал призыва в армию, дважды знакомился с триппером, регулярно выпивал и каждый день выкуривал по шестьдесят сигарет самого жуткого табака. Я сибаритствовал между Барранкильей и Картахеной де Индиос, на карибском побережье Колумбии, каким-то образом существуя на то, что платили мне за ежедневные заметки в "Эль Эральдо", а это было даже меньше, чем ничего, но прекрасно спал, иногда не один, там, где меня заставала ночь. Более-менее ясной цели в моей жизни-хаосе не было, мы, несколько неразлучных друзей, просто жили, спорили, намеревались неизвестно на какие средства издавать дерзкий журнал, задуманный Альфонсо Фуэнмайором за три года до этого... Чего было еще желать?  

Перевод Сергея Маркова и Екатерины Марковой при участии Виолетты Федотовой и Анны Малоземовой. Российский писатель и журналист Сергей Марков лично знаком с писателем и и уже успел запомниться библиофилам книгой "Блудницы и диктаторы Габриэля Гарсии Маркеса".

Рекомендуем обратить внимание