Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / скандинавская литература / New

icon Здесь была Бритт-Мари

Britt-Marie var här

book_big

Издательство, серия:  Синдбад 

Жанр:  ПРОЗА,   скандинавская литература,   New 

Год рождения: 2014 

Год издания: 2018 

Язык текста: русский

Язык оригинала: шведский

Страна автора: Швеция

Мы посчитали страницы: 416

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 207x135x30 мм

Наш курьер утверждает: 438 граммов

Тираж: 15000 экземпляров

ISBN: 978-5-00131-006-8

28 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

«Здесь была Бритт-Мари» — трогательная и духоподъёмная история о любви и вторых шансах, а также о неожиданной дружбе, которая помогает нам увидеть себя со стороны — и осознать, на что мы способны на самом деле.

Бритт-Мари не выносит беспорядка. Она всегда ужинает в шесть вечера, поскольку именно в шесть ужинают приличные люди, и встаёт в шесть утра, потому что только сумасшедшие встают позже. Но однажды привычный мир Бритт-Мари даёт трещину, и она решает всё изменить. Оставив мужа после сорока лет брака, Бритт-Мари перебирается в Борг, крохотный придорожный поселок, медленно умирающий под гнётом финансового кризиса, чтобы работать в местном молодёжном центре. Неожиданно для себя Бритт-Мари, поборница идеальной чистоты, заводит дружбу с крысой, а затем становится тренером местной футбольной команды, хотя раньше терпеть не могла футбол.

 

 

 

Фрагмент из книги:

Вилки. Ножи. Ложки.

И только в таком порядке.

Разумеется, Бритт-Мари не из тех, кто осуждает других, ни в коем случае, но ведь ни одному цивилизованному человеку не придёт в голову раскладывать столовые приборы в кухонном ящике как-то иначе? Бритт-Мари никого не осуждает, ни в коем случае, но мы же не животные?

Был январский понедельник. Бритт-Мари сидела за столиком в маленьком помещении службы занятости. Нет, столовые приборы тут, само собой, ни при чём, но они — симптом того, что всё стало неправильно. Столовые приборы должны лежать как обычно, потому что жизнь должна идти как обычно. Как обычно — значит прилично: на кухне порядок, на балконе прибрано, дети обихожены. Потому что на самом деле это хлопотней, чем может показаться. Иметь балкон.

И конечно, в обычной жизни люди не ходят в службу занятости.

Девушка, что тут работает, стрижена коротко, как мальчик. Конечно, ничего страшного. Это современно, а Бритт-Мари — человек без предрассудков. Девушка ткнула пальцем в бумагу и улыбнулась, словно куда-то торопилась.

— Просто впишите сюда имя, личный номер и адрес!

Бритт-Мари должна зарегистрироваться. Словно Бритт-Мари — уголовный элемент. Словно она явилась украсть работу.

— С молоком и сахаром? – спросила девушка и тут же поставила на столик кофе в пластиковом стаканчике.

Бритт-Мари никого не осуждает, разумеется, нет, но как такое вообще возможно? Пластиковый стаканчик! Мы что, на военном положении? Бритт-Мари хотела задать этот вопрос, но, поскольку Кент постоянно твердит, что Бритт-Мари надо «социализироваться», она только улыбнулась как можно дипломатичнее, ожидая, когда ей предложат подставку под стаканчик.

Кент — это муж Бритт-Мари. Он предприниматель. Невероятно, невероятно успешный. Ведёт дела с Германией и давным-давно социализировался. Девушка принесла две маленькие упаковки молока длительного хранения. Потом — пластиковый стаканчик с пластмассовыми ложечками. Принеси она змею, Бритт-Мари ужаснулась бы меньше.

— Не надо молока и сахара? — не поняла девушка.

Бритт-Мари покачала головой и провела рукой по столу, словно смахивая невидимые крошки. По всему столу лежали бумаги — в таком беспорядке! Прибраться девушке, конечно, некогда — надо карьеру делать.

— О’кей, просто впишите сюда свой адрес! — улыбнулась девушка бумаге.

Бритт-Мари уперлась взглядом в колени, стряхнула невидимые крошки с юбки. Ей так хочется домой, к ящику со столовыми приборами. К обычной жизни. Так хочется, чтобы рядом был Кент, ведь все бумаги всегда заполнял он.

Вот почему, когда девушка уже открыла рот, Бритт-Мари оборвала её на полуслове:

— Вас не затруднит дать мне что-нибудь, на что можно поставить чашку? – отчеканила она, вложив всю свою природную доброжелательность в слово «чашка» применительно к пластиковому стаканчику.

— Что? — не поняла девушка. Словно чашки можно ставить куда попало.

Бритт-Мари улыбнулась — как можно более социализированно:

— Вы забыли дать мне подставку под чашку. Видите ли, я не хочу, чтобы из-за меня на вашем столе осталось пятно.

Девушка по ту сторону стола, похоже, не сознавала, сколь это важно — ставить чашку на подставку. Или пользоваться приличной посудой. Или — судя по её стрижке — иногда поглядывать в зеркало.

— Да какая разница. Ставьте сюда, — беззаботно ответила она и указала на свободное место на столе.

Словно всё в жизни так просто. Словно совершенно неважно, ставишь ты чашку на подставку или нет и в каком порядке раскладываешь столовые приборы. Девушка постучала ручкой по графе «Адрес проживания». Бритт-Мари в высочайшей степени терпеливо выдохнула через нос; не вздохнула, нет, ни в коем случае.

— Мы ведь не станем ставить кофейные чашки прямо на стол? От горячего, знаете ли, остаются пятна.

Девушка поглядела на стол, который выглядел так, словно малыши ели картошку прямо с него. Садовыми вилами. В темноте. Улыбнулась:

— Да какая разница. Он и так уже весь облез и в царапинах!

Внутри у Бритт-Мари всё закричало.

— Вам, конечно, не приходило в голову, что это из-за того, что вы не пользуетесь подставками, — констатировала она.

Разумеется, благожелательно. А не «пассивно-агрессивно», как сказали про неё дети Кента, когда думали, что она не слышит. Бритт-Мари вовсе не пассивно-агрессивная. Она просто заботится обо всех. Однажды она услышала, как дети Кента назвали её «пассивно-агрессивной», и несколько недель очень заботилась об окружающих.

Вид у девушки из службы занятости сделался несколько напряжённый. Она потерла брови.

— Ну… вас зовут Бритт, да?

— Бритт-Мари. Бритт меня называет только сестра, — поправила Бритт-Мари.

— Вы только… заполните бумаги. Пожалуйста.

 

Перевод со шведского — Елены Тепляшиной.

Рекомендуем обратить внимание