Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

О ЛЮДЯХ / КИНО

icon Жизнь Пазолини

Vita di Pasolini

book_big

Издательство, серия:  Лимбус Пресс 

Жанр:  О ЛЮДЯХ,   КИНО 

Год рождения: 1978 

Год издания: 2012 

Язык текста: русский

Язык оригинала: итальянский

Страна автора: Италия

Мы посчитали страницы: 715

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 211x150x35 мм

Наш курьер утверждает: 684 грамм

Тираж: 2000 экземпляров

ISBN: 978-5-8370-0548-0

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Жизнь Пазолини. Vita di Pasolini. 978-5-8370-0548-0 Автор Энцо Сичилиано. Enzo Siciliano. Издательство Лимбус-Пресс. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отзыв, читать отрывок

 

Увесистый том написан Энцо Сичилиано — таким же итальянским интеллектуалом, как и Пазолини, его товарищем по литературному цеху. Пазолини и Сичилиано девять лет протирали штаны в одной редакции «Нуови аргоменти» и знали друг друга неплохо. Вместе создавали антологию молодых поэтов, правили статьи, придумывали заголовки. Из редакционных летучек, из идейного чада шестидесятых и вышла «Жизнь Пазолини» — роман одного редактора о другом редакторе.

«Жизнь Пазолини» открывает ... читателю поэта и литератора, автора романов «Шпана» и «Жестокая жизнь», сборников стихов «Соловей католической церкви» и «Прах Грамши» ... книга Сичилиано ценна уже тем, что в ней обширно цитируются стихи и фрагменты статей. Книга делится на две части, первая целиком посвящена детству и юности («Сердце мальчишки», «Фриульский эпос», «Чистый свет Сопротивления»), вторая — зрелости («Открытие Рима», «Мечты возвращаются», «Отречение и утопия»). Уже по оглавлению можно оценить удельный вес отрочества: под него отводится целых 250 страниц. Сичилиано подробно анализирует детские фобии и фрустрации Пазолини, цитирует дневники, письма, любовные записочки ... этот портет художника в щенячестве — глубокое исследование внутренней жизни, подробно документированное.

Цель Сичилиано в том, чтобы написать эдакий роман без вранья — про гомосексуализм, эдипов комплекс, политические и религиозные убеждения, но его осведомлённость может разочаровать тех, кто истово и давно поклоняется культу Пазолини. То, что вырисовывается на страницах «Жизни Пазолини», в лучшем случае похоже на историю человека, захваченного и травмированного водоворотом так называемой «активной социальной жизни», в худшем — на всякую жизнь, полную не одних побед, но творческих неудач, политических гонений, гражданских процессов, оправданий, нападок, разбирательств, тяжб, недомолвок, комплексов, амбиций, сожалений и других неприятностей, которые сводят человека в могилу. Литература сгибается под тяжестью публицистической полемики и отходит на второй план. Искусство поглощается чадом собраний, группировок, конференций, диспутов. Пазолини пишет памфлеты, бранится то с одними фракциями, то с другими, ведёт бесконечный бракоразводный процесс с КПИ, получает премии и провоцирует скандалы. Он становится «интеллектуалом первой полосы», ведет колонку в разных изданиях, вступает в поучительный диалог с читателями: дает о себе знать закваска провинциального учителя во Фриули. Изучив природу Пазолини, Сичилиано не склонен воспроизводить романтические штампы: апостол коммунизма, павший от руки неофашистских заговорщиков; бунтарь, отстаивавший интересы «неравнодушной» молодёжи; непримиримый критик насилия, фашизма и капитализма. Все это было бы правдой, если бы не было так одномерно.

Со страниц романа на нас смотрит симпатичный и глубоко несчастный человек, которого в названии своей работы о режиссере точно охарактеризовала Нина Цыркун — «Раненый зверь». Но Пазолини был не только чертовски витален, но и очень умён. Вот как безжалостно он расправляется со своими увлечениями: «Возвращение к диалекту? Да бросьте, это маленький эксперимент, который не выдержал испытания действительностью»; «68-й год? Левацкий напор, обречённый на поражение»; «Мария Каллас? Только педики сходят с ума по опере».

Изнурив себя словесной эквилибристикой, Пазолини вставал за камеру. Но Сичилиано, предельно внимательный к слову, довольно прохладно относится к Пазолини-режиссёру. Его больше занимают производственные проблемы, бытование фильмов Пазолини в обществе, в сущности сводившееся к двум вещам — скандалу и запрету. Кино, как и поэзия, является для автора скорее инструментом исследования социального взрыва и ответной реакции Пазолини, чем захватывающим самодостаточным миром. И в этом есть свое преимущество. Попадая в литературный контекст, кино Пазолини прирастает новыми складками.

...эпилог — самая лучшая часть романа, в которой автор подводит итоги, набрасывая окончательный портрет Пазолини точными, скупыми и мощными штрихами, без тени сентиментальности. И в котором возвращается к теме убийства или «заказного самоубийства». На этот раз — без желтоватых спекуляций на сексуальной почве.

Аглая Чечот, Сеанс

 

Перевела с итальянского Ирина Соболева

Рекомендуем обратить внимание