Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

www.vilka.by: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон Гоголя: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

По выходным страна, коты, воробьи и ёлки отдыхают! А наш магазинчик «Сон Гоголя» на Ленина, 15 работает каждый день с 10 до 22!

VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

французская литература / КУЛЬТУРОЛОГИЯ

icon Зелёный. История цвета

Vert. Histoire d'une couleur

book_big

Издательство, серия:  Новое литературное обозрение,   Библиотека журнала «Теория моды» 

Жанр:  французская литература,   КУЛЬТУРОЛОГИЯ 

Год рождения: 2017 

Год издания: 2018 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция

Мы посчитали страницы: 168

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Объемное тиснение, частичная лакировка

Измеряли линейкой: 245x172x14 мм

Наш курьер утверждает: 416 граммов

Тираж: 5000 экземпляров

ISBN: 978-5-4448-0728-6

17 руб.

buy в ноябре :) »

Заказывайте, и появится в Студии во второй половине ноября :)

Исследование является продолжением масштабного проекта французского историка Мишеля Пастуро, посвящённого написанию истории цвета в западноевропейских обществах, от Древнего Рима до XVIII века. Начав с престижного синего и продолжив противоречивым чёрным, автор обратился к дешифровке зелёного. Вплоть до XIX столетия этот цвет был одним из самых сложных в производстве и закреплении: химически непрочный, он в течение долгих веков ассоциировался со всем изменчивым, недолговечным, мимолётным: детством, любовью, надеждой, удачей, игрой, случаем, деньгами. Только романтики разглядели его тесную связь с природой, что остается актуальным до наших дней, когда зелёному, теперь цвету здоровья, свободы и надежды, поручена высокая миссия спасти планету.

 

Книга Зелёный. История цвета. Vert. Histoire d'une couleur. 978-5-4448-0728-6. Автор Мишель Пастуро. Michel Pastoureau. Издательство Новое литературное обозрение. НЛО. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отры

 

 

Фрагмент из книги:


Шеврёль и учёные не любят зелёный...

 

Казалось бы, зелёный цвет дождался любви и почёта. Но это ненадолго. Во второй половине XIX века научные теории оказывают значительное влияние на изобразительное искусство и это сказывается на иерархии цветов. Поскольку, по мнению учёных, зелёный не относится к числу «первичных», то есть основных цветов, он не может стать таковым для художников, даже для тех, кто занимается пейзажной живописью и работает на пленэре. Для многих зелёный — всего лишь «дополняющий», иначе говоря, второстепенный цвет, чья важнейшая функция — контрастировать с красным и усиливать его эффект. Вот, например, что пишет Ван Гог в сентябре 1888 года в письме брату Тео по поводу картины «Ночное кафе», которая сейчас находится в музее Йельского университета. На картине изображён большой зал кафе, посредине стоит величественный бильярдный стол, вдоль стен выстроились столы и стулья:

 

Я хотел выразить страшную силу страстей человеческих с помощью красного и зелёного цветов. Зал кафе — кроваво-красный с приглушенно-жёлтым, посредине стоит зелёный бильярдный стол, лампы лимонно-жёлтые, от них исходит оранжево-зелёное сияние. Во всём чувствуется борьба, противостояние самых разнообразных тонов красного и зелёного. <…> Например, кроваво-красный цвет стен и жёлтовато-зелёный бильярдный стол контрастируют с нежно-зелёным, в стиле Людовика XV, цветом стойки и букетом роз, который на ней стоит.

Среди научных трудов на эту тему наиболее важную роль сыграла книга Мишеля Эжена Шеврёля «О законе симультанного контраста цветов», опубликованная в 1839 году и сразу же переведённая на несколько языков. Шеврёль, директор гобеленовой мануфактуры в Париже, задаётся вопросом: почему некоторые краски не дают того хроматического эффекта, которого от них можно было бы ожидать. Он знает, что многие красители не являются химически стойкими — «это следовало бы знать каждому живописцу», — но понимает, что к проблемам химии в данном случае добавляются проблемы оптики, связанные с соседним расположением цветов. Он устанавливает, что восприятие цветов зависит от того, находятся ли они на расстоянии друг от друга или же рядом друг с другом, и, опираясь на этот факт, открывает несколько законов. Среди самых важных следует назвать закон об «оптическом смешении» (два цвета, будучи расположены рядом, оптически сливаются и воспринимаются зрением как один); затем закон о взаимодействии первичных и дополняющих цветов (первичный цвет и его дополняющий проясняют и усиливают друг друга, в то время как в паре первичный — не дополняющий цвета приглушают или искажают друг друга). В фундаментальном труде Шеврёля приводится ещё много различных правил, законов и принципов. Несмотря на некоторую сложность для обычного читателя, эта книга вскоре стала очень популярной в кругу художников и оказала на них большое влияние. В наше время одна из актуальных задач искусствоведов — выяснить, кто из живописцев читал Шеврёля, а кто нет.

Для нас в данный момент важно, что наблюдения Шеврёля и предлагаемые им правила привели к очередному понижению статуса зелёного цвета. Оптика подтвердила то, что химия знала уже очень давно: зелёный не является первичным цветом; а главное, художники теперь могут обходиться без зелёных пигментов, им даже не обязательно смешивать синюю краску с жёлтой на палитре или на полотне: достаточно положить два мазка вплотную друг к другу — и произойдёт их оптическое смешивание. Зелёный цвет — не свойство некоего вещества, не произведение художника и не технический трюк маляра: его создают наш глаз и наш мозг. Зелёный уже не существует как реальность, он превратился в оптическую иллюзию, слияние синего и жёлтого, которое происходит в нашем глазу.

Некоторые художники — импрессионисты, постимпрессионисты, пуантилисты — буквально следуют теориям Шеврёля и отказываются от зелёных пигментов: позднее на этом принципе будет основана техника фотомеханической четырёхцветной репродукции (шелкография и трафаретная печать). Правда, большинство живописцев сохраняют верность этому цвету и используют его традиционным способом; однако им всё же не даёт покоя идея Шеврёля о первичных и дополняющих цветах, которую он назвал законом. Например, Писсарро с 1880-х годов использует в качестве обрамления или оправы для своих картин цвет, который является дополняющим для основного цвета картины: если на ней изображён закат, а значит, доминирующий цвет — красный, то обрамление выдержано в зелёных тонах; если это весенний пейзаж, в котором господствуют нежно-зелёные тона, то обрамление розовато-красное. Этот художник читал Шеврёля. Не все живописцы держали в руках фундаментальный труд директора гобеленовой мануфактуры, но многие знали его по краткому изложению, которое Шарль Блан (1813–1882), художественный критик и популяризатор искусства, опубликовал в нескольких своих книгах, в частности в «Грамматике графических искусств», впервые изданной в 1867 году и с тех пор неоднократно переиздававшейся. Книга Блана проще для чтения, чем труды Шеврёля, поэтому она оказывает ещё большее влияние на художников. Вот, например, что пишет Блан о сочетании зелёного и красного:

Если смешать два первичных цвета, например синий и жёлтый, чтобы получился третий, то есть зелёный, то этот зелёный достигнет максимальной яркости, когда вы поставите его рядом с цветом, для которого он является дополняющим: красным. <…> И наоборот: красный станет ярче, если вы поставите его рядом с зелёным.

Итак, искусство признаёт авторитет науки и принимает разделение цветов на первичные и дополняющие. Его безоговорочно принимают даже те художники, которые утверждают, будто не придерживаются никакой теории и доверяют лишь своему глазу или творческому чутью. Это тем более странно, что разделение цветов, если вдуматься, — чистая условность, всего лишь очередной вариант классификации цветов; в течение долгих столетий живописцы даже не подозревали о его существовании, однако это не помешало им создавать шедевры. Кроме того, как в самой науке, так и в порождаемых ею технических процессах это разделение не может осуществляться по одной и той же схеме: в зависимости от того, о каком смешении цветов идёт речь, аддитивном или субтрактивном, три первичных цвета и три дополняющих будут разными. Наконец, с точки зрения общества — а для историка это важнее всего — у этой идеи о неравенстве двух цветовых групп нет никакого разумного обоснования. То же самое можно сказать и об исключении чёрного и белого из иерархии цветов. В западноевропейском обществе, в его социальных кодах, обычаях и традициях, эмблемах и символах задействованы шесть базовых цветов: белый, красный, чёрный, зелёный, белый, синий, жёлтый; так было и в XII, и в XVII, и в XIX веке. За этими шестью с большим отрывом следуют шесть второстепенных цветов: серый, коричневый, розовый, фиолетовый и оранжевый. А дальше… дальше ничего нет. По крайней мере, никаких цветов, только оттенки и оттенки оттенков.

artгид

Перевод с французского Нины Кулиш

Рекомендуем обратить внимание