Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / американская литература

icon Тропик любви (Тропик Рака. Чёрная весна. Тропик Козерога. Под крышами Парижа)

Tropic of cancer. Black spring. Tropic of capricorn. Under the Roofs of Paris

book_big

Издательство, серия:  Астрель,   АСТ 

Жанр:  ПРОЗА,   американская литература 

Год рождения: 1934  - 1941

Год издания: 2011 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Мы посчитали страницы: 960

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Частичная лакировка

Измеряли линейкой: 215x150x43 мм

Наш курьер утверждает: 934 грамма

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-17-073671-3

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Романы Миллера называют автобиографическими, и это  справедливо не только потому, что писатель повествует в них об  обстоятельствах собственной жизни. Они не претендуют на то, чтобы стать размышлениями о прежней жизни или воспоминаниями о ней, а стремятся к тому, чтобы быть самой жизнью.

Эпиграфом к «Тропику Рака» (1934) становятся слова Р. У. Эмерсона: «Эти романы постепенно уступят место дневникам и автобиографиям, которые могут стать пленительными книгами, если только человек знает, как выбрать из того, что он называет своим опытом, то, что  действительно есть его опыт, и как записать эту правду собственной жизни правдиво». Открывая «Тропик Рака» подобным предуведомлением, Миллер даёт понять читателю, что этот роман и те, которые за ним последуют, являются образцами такого рода  литературы.

Первый роман «парижской трилогии» демонстрирует читателю, что для Миллера художественное Творчество  — это в первую очередь поиск подлинной жизни и глубинного «я», динамический, едва контролируемый процесс. «Тропик Рака» построен как черновик, недоработанная рукопись, так и не дождавшаяся редакторской правки. Миллер использует фрагментированное письмо, он пишет  короткими фразами, иногда намеренно обрывая их многоточиями. Все эти приёмы создают эффект незавершенности, пребывания текста в движении, динамике и обнаруживают безостановочный поиск, предпринимаемый Миллером, непрерывное становление его «я». Оно захвачено самим процессом текстопорождения, который становится для Миллера одновременно и средством, и целью,  объектом описания. Повествователь и пишет, и наблюдает за тем, как он пишет. Перед читателем  возникает текст, рассказывающий о том, как пишется текст. 

Существенно, что Миллер ведёт повествование чаще всего в настоящем  времени, подчеркивая, что романная реальность возникает здесь и сейчас, у читателя на глазах, что читатель становится свидетелем рождения текста, свидетелем творческого процесса, абсолютного своеволия автора.

Миллер заявляет в начале  романа: «Меня сейчас сжигает только одно желание: записать всё, что было опущено в других книгах. Никто, насколько мне известно, не пытался уловить те "элементы", носящиеся в самом воздухе,  которые придают нашей жизни направление и смысл». Речь идёт о попытке зафиксировать именно случайное, не подлежащее  систематизации движение бессознательного, направление которого  невозможно предугадать.

Миллер-повествователь ощущает, что в нём пробуждается коллективное бессознательное, мировые силы, вовлекающие его во всеобщий поток жизни. Он отказывается быть литератором, писателем и ассоциирует себя уже в самом начале романа с дионисийским певцом или танцором: «Я буду для вас петь, слегка не в тоне, но всё же петь. Я буду петь, пока вы подыхаете; я буду танцевать над вашим  грязным трупом...»

Романы «Чёрная весна» (1936) и «Тропик Козерога» (1939) в известном смысле являются развёрнутыми комментариями к «Тропику Рака», текстами, где метафорически рассказывается о том сложном Пути, который проходит Миллер, чтобы стать таким, каким мы видим его в первом романе «парижской трилогии». «Чёрную весну», в отличие от «Тропиков», можно назвать  романом лишь условно. И. Хассан воспринимает этот текст как  набор зарисовок, изданных под одной обложкой, обладающий тем не менее внутренним единством, которое задаётся общей темой и личностью повествователя.

Человек становится главным объектом писательского опыта и исследования в «Чёрной весне». Однако Миллер,  используя астрологические аллюзии, постоянно подчёркивает единство макро- и микромиров, представляя человека как элемент  вселенной и в то же самое время как её модель. Человек, несущий в себе все сущностные составляющие Космоса, видится автору «Чёрной весны» полем противоборства сил, управляющих Природой.

«Тропик Козерога» уточняет и развивает ряд концепций и  приёмов, которые Миллер наметил и разработал в предыдущих  романах. Этот текст, завершающий «парижскую трилогию», —  своеобразное подведение черты, попытка свести в единую силовую линию все векторы интеллектуального поиска и все открытые способы письма, попытка преодолеть всё сугубо человеческое, искусство в частности, и завершить завоевание жизни. «В книге, — замечает Миллер по поводу «Козерога», — показан конфликт между  Автором, чья цель — завершить свой труд, и Человеком, который  подсознательно уверен, что самовыражение не ограничивается каким-либо одним средством (например, искусством), что оно затрагивает каждую ступень, из которых сложена лестница жизни».

В «Тропике Рака» и «Чёрной весне» Миллера главным образом заботят повседневная жизнь и микрокосм, субъект, взятый в его взаимоотношениях с окружающим миром. Отсюда — внимание к внешнему поведению человека и развернутое описание картин повседневности.

Автор подбирает глобальному  космическому процессу приземлённый, бытовой эквивалент, сцену, порой крайне непристойную. В «Тропике Козерога» Миллера по-прежнему занимают человеческое «я» и окружающая его реальность. Но теперь он  несколько меняет ракурс и представляет их читателю в контексте  глобальных процессов, происходящих во вселенной. «Тропик Козерога» комментирует предыдущие тексты  Миллера, вскрывая их идейную основу. Это роман не только о том, как создаётся текст, но и о том, как повествователь обретает внутреннюю целостность, вырабатывает способ говорения, который приведёт его к созданию таких художественных текстов, как «Тропик Рака». Миллер движется вспять, к истоку своего подлинного  творческого «я», а значит, к пределу, к преодолению искусства, его разложению и расщеплению.

«Под крышами Парижа» (1941) — самое скандальное из произведений Генри Миллера, которое Норман Мейлер назвал "лучшим эротическим романом нашего времени", было написано по заказу книготорговца из Лос-Анджелеса и оплачено по доллару за страницу. Текст романа пронизан характерной откровенностью Миллера, остроумием, иронией и самоиронией. Миллер вовлекает нас в одиссею своих поисков идеальной работы, идеальной женщины и идеального опыта. "Ночная культура" Парижа 1930-х - страшная, забавная и изысканная история "воспитания чувств" в ритме свинга.

 

Книга Тропик любви. Тропик Рака. Чёрная весна. Черная весна. Тропик Козерога. Под крышами Парижа Tropic of cancer. Black spring. Tropic of capricorn. Under the Roofs of Paris. ISBN 978-5-17-073671-3 Автор Генри Миллер. Henry Miller Издательство АСТ. Астре 

Рекомендуем обратить внимание