Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

CLOSED

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / английская литература

icon Трое в одной лодке, не считая собаки. Трое на четырёх колёсах. Рассказы

Three Men in a Boat. Three Men on the Bummel

book_big

Издательство, серия:  Эксмо,   Библиотека Всемирной Литературы 

Жанр:  ПРОЗА,   английская литература 

Год рождения: 1889  - 1900 («Трое в лодке, не считая собаки» - 1889 год, «Трое на четырёх колёсах» - 1900 год)

Год издания: 2016 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: Англия

Мы посчитали страницы: 640

Тип обложки: 7А – Твердый переплет. Обтянут тканью (или бумвинил) + суперобложка

Оформление: Тиснение золотом

Измеряли линейкой: 205x135x30 мм

Наш курьер утверждает: 596 граммов

Тираж: 6000 экземпляров

ISBN: 978-5-699-84857-7

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Джером Клапка Джером — английский писатель, постоянный автор легендарного британского сатирического журнала «Панч» (англ. Punch). С 1892 года Джером Клапка Джером вместе с друзьями издаёт ежемесячный иллюстрированный журнал «Лентяй», в котором печатались Марк Твен, Герберт Уэллс, Бернард Шоу, Роберт Льюис Стивенсон.

21 июня 1888 года Джером женился на Джорджине Элизабет Генриетте Стенли Мэрисс, также известной как Этти. Медовый месяц пара провела на Темзе, на небольшой лодке, что, как считается, в значительной степени повлияло на создание наиболее важного произведения Джерома — повести «Трое в лодке, не считая собаки».

Это невероятная история путешествия троих беззаботных английских джентльменов, пустившихся в плавание по Темзе вместе со своим любимцем — фокстерьером Монморанси. Прототипами троих являются сам Джером (рассказчик Джей — в оригинале только первая буква имени — J. от Jerome) и его два действительно существовавших друга, с которыми он часто катался на лодке: Джордж Уингрейв (ставший позднее главным менеджером в банке Barclays) и Карл Хентшель (основавший в Лондоне печатное дело и в книге названный Гаррисом). Пёс Монморанси — персонаж вымышленный. «Монморанси я извлёк из глубин собственного сознания», — признавался Джером. Но даже Монморанси позже «материализовался» — собака, как говорят, была подарена Джерому через много лет после выхода книги в Санкт-Петербурге.

Первоначально планировалось, что книга будет путеводителем, освещающим местную историю по мере следования маршрута. Сначала Джером собирался назвать книгу «Повесть о Темзе». «Я даже не собирался сначала писать смешной книги», — признавался он в мемуарах. — Книга должна была сосредоточиться на Темзе и её «декорациях», ландшафтных и исторических, и только с небольшими смешными историями для разрядки. Но почему-то оно так не пошло. Оказалось так, что оно всё стало «смешным для разрядки». С угрюмой решительностью я продолжал… Написал с дюжину исторических кусков и втиснул их по одной на главу». Первый издатель, Ф. У. Робинсон, сразу выкинул почти все такие куски и заставил Джерома придумать другой заголовок. «Я написал половину, когда мне в голову пришло это название — «Трое в лодке». Лучше ничего не было».

Первая глава вышла в августовском выпуске ежемесячника «Домашние куранты» 1888-го, последняя в июньском 1889-го. Пока повесть печаталась, Джером подписал договор в Бристоле с издателем Дж. У. Эрроусмитом, который купил и издал книгу поздним летом 1889-го. Через двадцать лет после того как книга впервые вышла в твёрдом переплете, было продано более 200 000 экземпляров в Британии и более миллиона в Америке. Популярность книги была настолько велика, что количество зарегистрированных на Темзе лодок возросло на пятьдесят процентов в последующий после публикации год, что в свою очередь сделало реку достопримечательностью для туристов.

Одна из наиболее замечательных черт книги — «вечная молодость», поскольку шутки кажутся смешными и остроумными и сегодня. В предисловии к изданию 1909 года Джером признавался в собственном недоумении по поводу неуменьшающейся популярности книги: «Мне думается, я писал вещи и посмешнее». Тем не менее, именно эту книгу в конце концов стали называть «едва ли не самой смешной книгой в мире».

 

«Трое в лодке, не считая собаки» — советский двухсерийный телевизионный фильм в жанре музыкальной комедии, по мотивам повести Джерома Клапки Джерома «Трое в лодке, не считая собаки», снятый режиссёром Наумом Бирманом на киностудии «Ленфильм» в 1979 году.


К настоящему времени книга переведена на множество языков, включая японский, иврит, африкаанс, ирландский, португальский и даже «фонографию» Питмана. На английском языке книга была экранизирована три раза (в 1920, 1933, и 1956), по ней был поставлен мюзикл, несколько раз адаптирована для телевидения и сцены, много раз читалась по радио и записывалась на кассету, как минимум дважды ставилась «театром одного актёра». 

В 1898 году короткая поездка по Германии вдохновила Джерома на написание романа «Трое на четырёх колёсах», продолжения «Трое в лодке, не считая собаки».  В повести снова появляются трое друзей, Джей, Джордж и Гаррис, известные читателю по «Трём в лодке». На этот раз они путешествуют на велосипедах по немецкому Шварцвальду.

Книга была написана во время, когда начала угасать викторианская «велосипедная мания», возникшая с распространением двухколёсных «безопасных велосипедов». Велосипеды только что стали таким же привычным предметом в жизни, каким мы их видим сегодня. Несмотря на минувший век, многие замечания Джерома по поводу велосипедов и велосипедных изобретений по-прежнему смешны и актуальны:

«Затем «отладчик» сказал, что надо заодно посмотреть и цепь, и тут же стал снимать ведущую шестерню. Я попытался было остановить его, процитировав одного моего многоопытного друга, который как-то раз торжественно провозгласил: «Если у тебя полетела передача, продай машину и купи новую — дешевле будет».

 Так рассуждают люди, ничего не понимающие в технике. Разобрать ведущий блок — пара пустяков.

Тут он оказался прав, надо отдать ему должное. Не прошло и пяти минут, как коробка передач была разобрана на части, а он ползал по дорожке в поисках винтиков. По его словам, для него всегда оставалось загадкой, куда деваются винтики».

Такого, однако, нельзя сказать о наблюдениях Джерома насчёт германского характера и стереотипа. И то и другое изменилось так же, как изменился и англичанин со времен викторианской эпохи. Комические стереотипы Джерома в отношении Германии и немецкого характера объективно устарели вместе с «кайзеровской Германией», и тем более интересны с социально-исторической точки зрения.

« Что за странный обычай у этих немцев вешать почтовый ящик на дерево? Почему бы не прибить его к входной двери, как у нас? Что за радость каждый день карабкаться на дерево за письмами? Ведь это доставляет немало хлопот и почтальону. Для человека в теле занятие это при сильном ветре не только утомительное, но и рискованное. И потом, если уж им так нравится прибивать ящик к дереву, то почему бы не прибить его пониже? Впрочем, возможно, я их недооцениваю, — продолжал он. — Скорее всего, немцы, обскакавшие нас во многих отношениях, усовершенствовали голубиную почту. Но даже и в этом случае следует признать, что они поступили бы мудрее, приучив птиц  доставлять письма куда-нибудь поближе к земле. Даже для немца в расцвете сил доставать письма из ящика — дело непростое.

Разглядев то, что он принял за почтовые ящики, я сказал:

— Это не почтовые ящики, это птичьи домики. Пойми, немец любит птиц, но аккуратных. Если птицу предоставить самой себе, она совьёт гнездо там, где ей взбредёт в голову. Это некрасиво — если исходить из немецкого представления о красоте. Кисть маляра гнезда не касалась, здесь нет ни штукатурки, ни флажка. Свив гнездо, птица продолжает жить где попало. Она сорит на траву: повсюду валяются прутики, объедки червей и всё такое прочее. Она дурно воспитана. Она влюбляется, ссорится с мужем, кормит птенцов — и всё это на людях, что любящего порядок немца, естественно, не устраивает.

— Многое в тебе мне нравится, — говорит он птице. — Смотреть на тебя — одно удовольствие. Поёшь ты красиво. Но вести себя не умеешь. Вот тебе ящичек, и складывай туда весь свой мусор, чтобы я его не видел. Захочется попеть — милости прошу; но чтобы все ваши дрязги оставались в семье. Сиди себе в ящичке и не пачкай мне сад.

В Германии любовь к порядку впитывается с молоком матери; в Германии даже младенцы погремушками отбивают время, и немецкой птичке в конце концов скворечник пришёлся по нраву — она свысока относится к тем немногочисленным отщепенцам, которые продолжают вить гнёзда в кустах и на деревьях. Можете быть уверены: со временем каждой немецкой Птичке будет отведено место в общем хоре. Их разноголосые трели раздражают немцев, которые большего всего на свете ценят единообразие. Любящий музыку немец организует птиц. Птицу посолиднее, с хорошо поставленным голосом научат дирижировать, и вместо того, чтобы без толку заливаться в лесу в четыре утра, птицы в точно указанное в программе время будут петь где-нибудь в городском саду под аккомпанемент фортепиано. Всё к этому идёт»

Таким наблюдениям, за характером немца в общем и в частности, Джером (к самодовольству читателя-англичанина) уделяет много места. Его замечания ироничны и проникнуты немалой симпатией (стоит отметить, что школа имперской Германии, со всей свойственной серьёзностью, на многие годы приняла книгу для хрестоматийного чтения). Удивляют прорицания Джерома в отношении социальных потрясений, которые начали происходить в стране вскоре после выхода книги. За 33 года до прихода к власти Гитлера 14-я глава произведения является феноменальным предсказанием будущего Германии.

«— Этой страной может управлять кто угодно, — изрёк Джордж. — Я, например.

Мы сидели в саду Кайзер-хоф в Бонне и любовались Рейном. Шёл последний вечер нашего путешествия; утренний поезд должен был стать началом конца.

— Я бы написал на листке бумаги всё, что должен делать этот народ, —продолжал Джордж, — нашёл бы солидную фирму, которая напечатала бы мои рекомендации, и велел бы расклеить их по городам  и деревням — и этого было бы достаточно».

Рекомендуем обратить внимание