Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / американская литература

icon Три часа между рейсами

book_big

Издательство, серия:  Азбука,   Азбука Premium 

Жанр:  ПРОЗА,   американская литература 

Год рождения: 1935  - 1940

Год издания: 2013 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Переводчики:  Дорогокупля, Василий 

Мы посчитали страницы: 368

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон + суперобложка

Измеряли линейкой: 206x133x20 мм

Наш курьер утверждает: 408 граммов

Тираж: 10000 экземпляров

ISBN: 978-5-389-04824-9

11.50 руб.

buy заказать к 20/09 »

Заказывайте, и появится в Студии 20 сентября :))

Фрэнсис Скотт Фицджеральд, возвестивший миру о начале нового века - "века джаза", стоит особняком в современной американской классике. Хемингуэй писал о нем: "Его талант был таким естественным, как узор из пыльцы на крыльях бабочки". Его романы "Великий Гэтсби" и "Ночь нежна" повлияли на формирование новой мировой литературной традиции XX столетия. Однако Фицджеральд также известен как автор блестящих рассказов, из которых на русский язык переводилась лишь небольшая часть.

Под обложкой этого сборника собраны рассказы, написанные Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом на закате его жизни после объявления себя моральным банкротом и признания, что творцом он себя больше не считает и что на написание романов больше не способен. Все эти короткие истории - это результат сотрудничества с журналом Esquire, благодаря которому некогда успешный писатель и автор знаменитых романов платил по счетам.

 

Первая часть сборника "Рассказы для "Эсквайра"" (1935-1941) - калейдоскоп историй, пронизанных тонким психологизмом. Совсем развлекательными эти рассказы не назвать — тут есть свои убийства, военные драмы и грустные неизлечимые алкоголики. Но в то же время у них есть очень фицджеральдовское свойство необязательности. Его герои и страдают как-то легко, и умирают как-то ненавязчиво, и во всех его грустных историях не остается места для больших трагедий — только для маленьких драм.


Одним из самых сильных текстом является рассказ, открывающий цикл "Изверг" о взаимоотношениях человека, убившего женщину и 7-летнего мальчика, и человека, кому эта женщина и ребенок приходились женой и сыном. Жертва дважды в неделю посещают камеру изверга, чтобы утяжелить ему заключение, приносит ему разъедающие душу книги, высказывает все уничтожающие слова. И вот в один день он решает его убить, но судьба решает по другому и убийца умерает нелепо быстро...И воистину, узы ненависти порой оказываются крепче любви.

Фрагмент из книги:

"...Прошло десять лет. Первая седина пробилась у Криншоу к сорока — а в пятьдесят он уже был бел, как лунь. Привычка к посещениям раз в две недели могил своих любимых и тюрьмы их убийцы стала единственной страстью его жизни. Долго тянувшиеся дни, проходившие на работе у Радамакера казались ему лишь повторяющимся сном. Иногда он приходил и просто просиживал у камеры Изверга положенные полчаса, не говоря ни слова. Изверг также постарел за эти двадцать лет. Весь седой, в очках с роговой оправой, он выглядел очень респектабельно. Кажется, он глубоко уважал Криншоу, и когда тот в припадке внезапно в нем проснувшейся воли к жизни — которая, казалось бы, исчезла у него навсегда — однажды пообещал ему, что в следующий раз принесет с собой револьвер и закончит это затянувшееся дело, он с печальной серьезностью кивнул в ответ, соглашаясь, и сказал: «Да, я думаю, что вы совершенно правы» — и даже не заикнулся об этом охранникам. Когда пришло время следующего визита, он ждал Криншоу, положив руки на засовы камеры и глядя на него с надеждой и отчаянием. В определенных ситуациях смерть приобретает качества захватывающего приключения — это может вам подтвердить любой старый солдат..."


Или например рассказ "Утро Барбоса", написанный от имени пса, выбежавшего с утра на встречу с другом. А друга нашел на перекрестке, он лежал на боку и из пасти текла кровь, а вокруг было много людей и "передвижных будок"...И на следующее утро нашел во дворе друга только плачущую девочку на качелях...

Фрагмент из книги:

"...Мы немного пробежались за высокой леди — просто так, потому что она несла свёрток с мясом. Мы, конечно, ни на что не рассчитывали, но ведь всякое бывает! Иногда у меня появляется желание забыть про свой нос и просто бежать за кем-нибудь, притворяясь, что это хозяин или что тебя куда-нибудь ведут. Мы пробежали ещё пару улиц, и я поймал новый запах.

— Пахнет романтикой, — сказал я.

— Ну и нос у тебя! — он тоже попробовал поймать запах, но у него не вышло.

— Старею… Что хочешь могу разглядеть, а вот запахи уже не узнаю!

— Ерунда! Это просто ветер, — ответил я, чтобы его не обижать — но у него и правда слабый нос! Что касается меня, то у меня отличный нос — зато вижу так себе. Через минуту он всё-таки учуял запах, мы бросили леди и торопливо побежали обратно по улице..."


И абсолютно поражающий "Затянувшийся отъезд" о том, как порой разум может стать худшей тюрьмой. Про женщину, пациентку психиатрической клиники, ежедневно выходящую встречать мужа, погибшего в автокатастрофе по пути к ней. Как каждый день для нее наполнен счастливым ожиданием, а персоналу клиники этот ритуал на грани переносимости.

Фрагмент из книги:

"...Тем же вечером один из участвовавших в консилиуме врачей уехал на две недели в отпуск. В первый же день по возвращении он оказался в том же коридоре в тот же самый час и замер при виде маленькой процессии, направлявшейся прямо к нему: санитар с чемоданом, медсестра и миссис Кинг в своем бирюзовом платье, всё в той же весенней шляпке.

— Доброе утро, доктор, — сказала она. — Иду встречать мужа, мы уезжаем в Вирджиния-бич. Я решила спуститься в холл, чтобы не заставлять его ждать.

Он взглянул на неё — её взгляд был открытым и радостным, как у ребенка. Медсестра дала ему знак, что всё в порядке, поэтому он лишь поклонился и заговорил о том, какая сегодня хорошая погода.

— Да, день просто прекрасный, — сказала миссис Кинг, — ну а хоть бы и дождь — для меня этот день всё равно был бы прекрасным!

Доктор недоуменно и сердито поглядел ей вслед — зачем же они продолжают, подумал он. На что тут можно было надеяться?

Встретившись с доктором Пири, он задал ему этот вопрос.

— Мы пытались ей сказать, — ответил доктор Пири. — Она лишь рассмеялась и сказала, что мы, должно быть, решили проверить, не заболела ли она опять. В данном случае слово «немыслимо» можно употреблять в его прямом значении: его смерть для неё немыслима..."


Вторая часть сборника "Истории Пэта Хобби" - сюжеты из жизни голливудского сценариста, живущего с ощущением "постоянного краха", хороши именно в своей короткой форме, а также любопытны как слепок, если не документальное, но точное отображение будней тогдашней киноиндустрии.  Некоторые рассказы автор уже не увидел напечатанными; последний прижизненной публикацией стал "Патриотизм в коротком метре", вышедший в Esquire  в декабре 1940 года (21 декабря Фицджеральда не стало). Пять из семнадцати рассказов цикла журнал поочередно печатал в каждом номере с января по май 1941-го.

Рекомендуем обратить внимание