Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / скандинавская литература

icon Тишина

Den stille pige

book_big

Издательство, серия:  Симпозиум 

Жанр:  ПРОЗА,   скандинавская литература 

Год рождения: 2006 

Год издания: 2014 

Язык текста: русский

Язык оригинала: датский

Страна автора: Дания

Переводчики:  Краснова, Елена 

Мы посчитали страницы: 552

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Частичная лакировка

Измеряли линейкой: 205x130x30 мм

Наш курьер утверждает: 534 грамма

Тираж: 4000 экземпляров

ISBN: 978-5-89091-481-1

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Каждому человеку Всевышняя определила свою тональность, и Каспер умел её слышать (c)

Действие этого романа Питера Хега происходит в сегодняшнем Копенгагене, вскоре после землетрясения. Знаменитый клоун и музыкант, почитатель Баха и игрок в покер, лишенный гражданства в родной стране, 42-летний Каспер Кроне наделен необыкновенным слухом: каждый человек звучит для него в определенной тональности. Звуковая перегруженность современного города и неустроенность собственной жизни заставляют Каспера постоянно стремиться к тишине - высокой, божественной тишине, практически исчезнувшей из окружающего мира.

Однажды он застает у себя дома незваного гостя - девятилетнюю девочку, излучающую вокруг себя тишину, - дар, сродни его собственному...

Раздасованный громким успехом своих произведений ("Смилла и ее чувство снега", "Ночные рассказы", "Женщина и обезьяна") и повышенным вниманием публики и прессы, Хёг замкнулся, отказался от интервью и пустился путешествовать. Этот роман появился после десятилетнего молчания.

Лев Данилкин (литературный критик) о книге:

«Тишина» — роман-квест, и, как почти всегда у Хега, главный герой — диверсант-одиночка с визионерскими способностями, предотвращающий глобальную катастрофу. «Говорящая ­маска» на этот раз — Каспер, 42-летний клоун-профессионал, слышащий гораздо больше звуков, чем обычные люди, и умеющий их интерпретировать. Он скрывается от налоговой полиции нескольких стран и мечется по Копенгагену, разыскивая пропавших детей, которых, по-видимому, похитила некая злодейская стремящаяся к сверхприбылям корпорация. Собственно, весь роман — это погони и побеги: Каспер охотится за похитителями, а полиция — за ним. Иногда это эпизоды почти комедийные, иногда более ­минорные; в любом случае все они сопровождаются чрезвычайно точными комментариями Каспера; вообще, замечания в сторону — лучшее, что есть в этом романе, замечания — и всякая вставная естественно-научная информация: ну да, опять «Над пропастью во ржи», которую Сэлинджер написал бы в соавторстве со Стивеном Хокингом», как однажды припечатали «Смиллу» в каком-то американском журнале; это у Хега всегда очень хорошо ­по­лучалось.

Хеговская формула романа — мир математически реалистичен и в то же время сюрреален: дети с паранормальными способностями, игроки на рынке копенгагенской недвижимости, геодезисты и сейсмологи, цирковые акробаты, ­монахини из Русской церкви, гонщики-инвалиды (довольно многие из вышеупомянутых могут похвастаться трудно ­запоминае­мыми датскими именами и фамилиями). Опять, как в первой части «Смиллы», один из магнитов, инсталлированных в роман, — Копенгаген: обладающий особой, хеговской, атмосферой город-лабиринт, хорошая мишень для сатирика, описывающего нравы буржуазии, и од­новременно — материал для визионера; странный, мистический город. В сущности, «Тишина» — кафкианский квест: никуда особо не ведущий, но не разочаровывающий; по правде говоря, удовольствие от времени, проведенного в компании этого писателя, мало с чем сравнимо.

P.S. Особенно следует отметить феноменально точный, выверенный до микрона перевод. «Тишина» — роман про то, чем одни звуки отличаются от других, и тут переводчику, как и автору, надо иметь идеальный слух; одна ошибка — и работа насмарку; у Е.Красновой получилось пройти по проволоке.

"Тишина", Питер Хёг, Копенгаген

Фрагмент из книги:

Каждому человеку Всевышняя определила свою тональность — и Каспер умел ее слышать. Лучше всего ему это удавалось в то краткое беззащитное мгновение, когда, оказавшись поблизости, люди еще не знали, что он вслушивается в них. Поэтому он и ждал у окна — и сейчас тоже ждал.

Было холодно. Так, как бывает только в Дании и только в апреле. Когда вы, в ошалелом восторге от солнечного света, уже завернули кран на батарее, отправили шубы скорняку, позабыли про теплое белье и — вышли из дома. И только тут с большим опозданием обнаружили, что на улице — около нуля, влажность девяносто процентов, а северный ветер, пронизывая насквозь одежду и кожу, обвивается вокруг сердца, наполняя его сибирской тоской.

Дождь был еще холоднее, чем снег — мелкий, плотный и серый, словно шелковый занавес. Из-за этого занавеса выплыла длинная черная «вольво» с тонированными стеклами. Из машины вышли мужчина, женщина и ребенок, и поначалу казалось, ничто не предвещает беды.

Мужчина был высоким, широкоплечим и привыкшим к тому, что все вокруг соответствует его желаниям, — в противном случае ему ничего не стоит перекроить окружающий мир в соответствии с ними. У женщины были светлые, словно глетчер, волосы, и выглядела она на миллион, при этом возникало подозрение, что она очень даже неглупа и сама этот миллион заработала. Девочка была одета дорого и вела себя с достоинством. Такой вот образцовый пример святого и обеспеченного семейства.

Они дошли до середины двора, когда у Каспера возникло первое ощущение их тональности. Это был ре-минор в своем худшем варианте. Как в Токатте и фуге ре-минор. Огромные, роковые столпы музыки.

В этот момент он узнал девочку. И тут наступила тишина.

Она длилась недолго, может быть секунду. Но на эту секунду тишина поглотила весь окружающий мир. Не стало дворика, тренировочного манежа, кабинета Даффи, окна. Скверной погоды. Апреля. Дании. Настоящего времени.

Потом все вернулось на прежнее место. Будто так всегда и было.

Он стоял, ухватившись за дверной косяк. Должно же быть какое-то разумное объяснение. Положим, здоровье пошаливает. Отключился на мгновение. Что-то вроде микроинсульта. Неизбежная расплата за то, что просидел, не смыкая глаз, за карточным столом две ночи кряду с десяти вечера до восьми утра. Или все-таки землетрясение? Первые, сильные толчки могли ощущаться даже здесь.

Он осторожно оглянулся. За письменным столом, как ни в чем не бывало, сидел Даффи. Посреди двора три человека преодолевали встречный ветер. Никаких признаков землетрясения не наблюдалось. Тут было нечто иное.

Талант — это умение вовремя отказываться. За последние двадцать пять лет он в этом преуспел. Одно слово — и Даффи скажет им, что его нет на месте. Открыв дверь, он протянул руку.

— Avanti, — сказал он. — Каспер Кроне. Очень приятно.

В то мгновение, когда женщина пожимала ему руку, он встретился глазами с девочкой. Едва заметно, так, что никто, кроме них двоих, не обратил на это внимания, она покачала головой.

Рекомендуем обратить внимание