Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПОЭЗИЯ / ПРОЗА / английская литература / американская литература / New

icon Бесплодная земля. Полые люди. Поэмы, стихотворения, пьесы

The Complete Poems and Plays

book_big

Издательство, серия:  Азбука,   Иностранка 

Жанр:  ПОЭЗИЯ,   ПРОЗА,   английская литература,   американская литература,   New 

Год рождения: 1969 

Год издания: 2019 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США, Великобритания

Мы посчитали страницы: 1120

Тип обложки: 7Бц – Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная.

Измеряли линейкой: 215x148x52 мм

Наш курьер утверждает: 1125 граммов

Тираж: 4000 экземпляров

ISBN: 978-5-389-14507-8

35 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Томас Стернз Элиот — крупнейший поэт ХХ века, ярчайший представитель европейского модернизма. Он создал неповторимый собственный стиль, оказав поистине колоссальное влияние на развитие литературы. В 1948 году Элиот получил Нобелевскую премию «за исключительный вклад в становление современной поэзии». 

Творчество Элиота сочетает в себе страсть и интеллектуальные игры, обыденность и фантастичность; его поэзией восхищались самые известные литераторы, музыканты и художники двух континентов: от Вирджинии Вулф и Джеймса Джойса до Генри Миллера и Игоря Стравинского. 

В настоящее издание вошли все поэмы, стихотворения и пьесы Т. С. Элиота, они представлены в вариантах переводов. Три пьесы и юношеские стихи Элиота печатаются на русском языке впервые. Издание сопровождается статьей и примечаниями.

 

Книга Бесплодная земля. Полые люди. Поэмы, стихотворения, пьесы. The Complete Poems and Plays. ISBN 978-5-389-14507-8. Автор Томас Стернз Элиот. Thomas Stearns Eliot. Издательство Иностранка. Азбука-Аттикус. Беларусь. Минск. Книжный магазин Сон Гоголя (vilka.by). Купить книгу, читать отзывы, читать рецензии, читать отрывок


«С именем Томаса Стернза Элиота связана целая эпоха в развитии англоязычной поэзии ХХ в. Т. С. Элиот, принадлежавший к старинному английскому роду и одновременно к новой американской буржуазии, родился в Сент-Луисе в 1888 г., а умер в Лондоне в 1965 г. Дальним предком поэта был сэр Томас Элиот (ок. 1489/1490—1546), выдающийся гуманист, автор философско-этического трактата «Правитель» («Соуегпог», 1531), оказавшего большое влияние на современников, составитель первого латинско-английского словаря (1538), в котором первым ввёл в английский язык понятие «энциклопедия», переводчик Плутарха и автор многих произведений, в частности трактата «В защиту добрых женщин» (1540). Поэт использовал фрагмент из трактата «Правитель» своего предка в первой части «Ист-Коукера», второго из «Четырёх квартетов». Впоследствии потомки гуманиста и предки поэта эмигрировали в Америку. Тем же путём, которым последовал Эндрю Элиот, но в обратном направлении Т. С. Элиот приплыл в 1914 г. в Европу, спасаясь, как он впоследствии признавался, «от массовой культуры». До этого он побывал во Франции в 1910—1911 гг., где изучал философию и французскую поэзию.

В Европе Элиот продолжил образование. В Сорбонне он слушал лекции Анри Бергсона, взгляды которого были во многом близки поэту. После Первой мировой войны Элиот обосновался в Англии. В 1915 г. при содействии Эзры Паунда было напечатано большое программное стихотворение Элиота «Песнь любви Дж. Альфреда Пруфрока», в 1922 г. выходит поэма «Бесплодная земля», принёсшая Элиоту славу, а в 1925 г. — поэма «Полые люди». Элиот посвятил «Бесплодную землю» Эзре Паунду, который весьма существенно отредактировал её и настоял на том, чтобы автор исключил из поэмы довольно большие по объёму фрагменты. Посвящение гласит: «Il miglior fabbro» — «Мастеру выше, чем я» — слова Данте о провансальском трубадуре Арнауте Даниэле.

Элиоту, как никому другому, удалось выразить бездуховность окружающей жизни, создать незабываемые образы Пруфрока, Суини, полых людей, не способных ни решительно действовать, ни основательно мыслить, ни глубоко чувствовать, ни — главное — верить. И «Бесплодная земля», земля послевоенной Европы, — это земля неверия, безысходности, земля полых людей, не способных и не годных ни к какой деятельности и переходящих из «царства призрачной смерти», из небытия смерти-в-жизни, в «царство истинной смерти» — небытие в смерти.

Начиная с «Портрета дамы» и «Песни любви Дж. Альфреда Пруфрока» Элиот «сдвигает» конвенцию лирического стихотворения, применяя паундовский приём «маски», джойсовский поток сознания и наполняя его «чужими высказываниями и отдельными чужими словами». Стихотворение «Песнь любви Дж. Альфреда Пруфрока» — драматический внутренний монолог не просто нелепого.., а трагического героя, своего рода «лишнего человека», который ищет любви и убегает от неё, стремится к деятельности, но оказывается к ней не способен. Сама «исповедь» Пруфрока была бы невозможна, если бы Пруфрок не был уверен, что его признание останется в тайне: здесь Элиот «играет» на эпиграфе, цитируя слова лукавого советчика Гвидо де Монтефельтро из ХХVI книги «Ада», который открывает свои прегрешения, не боясь позора, так как он уверен, что «в мир от нас возврата нет». Намеренная размытость и неопределённость не даёт понять, к кому обращены первые строки: к даме сердца, случайному попутчику, или это внутренний монолог, своего рода альтер эго героя. Образ «больного под наркозом» говорит о подспудном стремлении Пруфрока забыться и отрешиться от мучающих его противоречий. С этим образом перекликается и образ «рака», стремящегося убежать, спрятаться от всех, в том числе и от себя самого. Пруфрока нельзя отождествлять с автором так же, как, скажем, Эдипа нельзя отождествлять с Софоклом. Цитаты и аллюзии в творчестве Элиота играют также роль включения «чужой речи», наполняя текст дополнительными обертонами и смыслами. Признания Пруфрока «остраняются» аллюзиями и цитатами, прежде всего из «Гамлета» и Евангелия от Иоанна, речью других ((«Как облысел он!» — слышу за спиной.) / Упёрся в подбородок воротник тугой, / И строг мой галстук дорогой с булавкою простой / (Я слышу вновь: «Как похудел он, Боже мой!»)) и «другой» — женщины, которая не названа по имени: «И вот, подушечку пристроив под спиною, / Ответит некая: «Нет, это всё не то, некстати, / Совсем некстати». «Чужая речь, таким образом, имеет двойную экспрессию — свою, то есть чужую, и экспрессию приютившего эту речь высказывания». Мы не только видим непоименованную даму сердца Пруфрока, но и слышим её через его речь, но с иной, нежели у него, интонацией. Ибо, как заметил Бахтин в уже упомянутой работе «Проблема речевых жанров», «экспрессия высказывания всегда в большей или меньшей степени отвечает, то есть выражает отношение говорящего к чужим высказываниям, а не только его отношение к предмету высказывания». В примечании к этому своему высказыванию Бахтин заметил, что «интонация особенно чутка и всегда указывает на контекст»?. Следовательно, в лирической поэзии Элиота, так же как в поэзии Паунда, мы наблюдаем все признаки диалогизма и полифонии. Анализируя жанр «сократического диалога» в работе «Проблемы поэтики Достоевского», Бахтин писал: «В основе жанра лежит сократическое представление о диалогической природе истины и человеческой мысли о ней. Диалогический способ искания истины противопоставлялся официальному монологизму, претендующему на обладание готовой истиной, противопоставлялся и наивной самоуверенности людей, думающих, что они что-то знают, то есть владеют какими-то истинами. Истина не рождается и не находится в голове отдельного человека, она рождается между людьми, совместно ищущими истину в процессе их диалогического общения» (разрядка М. Бахтина)».

Из статьи Яна Пробштейна «Точка пересечения времени с вечностью: Т. С. Элиот»

 

Перевод с английского — Светланы Лихачёвой, Юлии Рац, Виктора Топорова, Яна Пробштейна, Андрея Сергеева

Рекомендуем обратить внимание