Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

CLOSED

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / New / американская литература

icon Людоед

The Cannibal

book_big

Издательство, серия:  Фантом Пресс 

Жанр:  ПРОЗА,   New,   американская литература 

Год рождения: 1949 

Год издания: 2019 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Мы посчитали страницы: 272

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 172x132x20 мм

Наш курьер утверждает: 260 граммов

Тираж: 1500 экземпляров

ISBN: 978-5-86471-831-5

17.50 руб.

buy не можем раздобыть »

не можем раздобыть

Джон Хоукс (1925–1998) — классик американского постмодернизма, вышедший далеко за пределы традиционных повествовательных приёмов, но считавший себя последователем в первую очередь Набокова. На русском языке выходили два его поздних романа —«Ирландский прищур» и «Лягух», а вот книга, с которой всё началось, пока оставалась для русскоязычного читателя неизвестной.

Роман «Людоед» — его первая книга, где Хоукс подводит итоги своего опыта Второй мировой войны. 1945-й, американская оккупация Германии. Один американский солдат на мотоцикле оставлен управлять обширной занятой территорией: это галлюцинаторная Германия, лежащая в руинах, где каннибализм служит метафорой национализма. Хоукс прослеживает его истоки в Европе с Первой мировой войны и крушения германского империализма в 1918 г.; об этом вторая часть романа. В третьей части немцы собираются восстать, свергнуть оккупационный режим и возродить «новую Германию», вот только непонятно, какой она будет.

Сюрреализм повествования Хоукса восходит к методам Кафки, Фолкнера и Джуны Барнз. Этот роман служит знаковым ориентиром для понимания «Радуги тяготения» Томаса Пинчона, на которого Хоукс значительно повлиял как стилист и романист. «Людоед» — один из самых важных романов мировой литературы ХХ века, стоящий на самой грани модернизма и постмодернизма.

 

Книга Людоед. The Cannibal. Джон Хоукс. John Hawkes. ISBN 978-5-86471-831-5. Фантом Пресс. Скрытое Золото ХХ века. Беларусь. Минск. Книжный магазин Сон Гоголя (vilka.by). Купить книгу, читать отзывы, читать рецензии, читать отрывок

 

Читать отрывок

За краем городка, подальше крытых толем домов бедноты и за низкой горкой, голой, если не считать павших столбов электропередачи, располагалось учреждение, и оно разбросало трепетать свои хрупкие уединённые постройки по гравию и шлаку, устилавшим долину. Оттуда однажды ранней весной вышел с древесной конечностью в виде трости Баламир, с тенью вышел и шагом, что не был свободен, дабы попасться на глаза и под руку мадам Снег. Всех слабоумных братьев Баламира сходным же манером выпустили скитаться подальше от гравийных дорожек, искать любого, кто снабдит жестяной тарелкой или желанной выпивкой. Мадам Снег приготовила ему комнату, приспособила его к работе — копаться в полуподвале, в бункере, и чёрный воздух сомкнулся на кучах обломков, и ему захотелось домой. Немощных братьев его постепенно поглотили, целыми корпусами за раз, в себя зияющие стены, таинственно ушли они в пустые улицы и отдалённые тёмные забитые досками фермы, неохотно с улиц их забрали. И всё ж население не выросло, рыскали по вечерам те же немногие бурые фигуры, те же лохмотья стирки неделями висели на том же холодном воздухе, а Счётчик Населения раскорячился, худой и пьяный, синяя фуражка набекрень, за своим письменным столом. Городок не вырос, но учреждение опустело, чиновники и нянечки отправились в дальние земли, глаза прищурены, лица осунулись, и из-за высоких узких зданий ни звука не стало слышно. Всякий день с горки худые дети взирали на порожнего скорпиона, который только и остался от упорядоченного учреждения.

В вышине над городком нависал единственный шпиль зазубренной стали, лишённый знамён, не обнесенный стенами зданий, торча над ними всеми в холодном синем вечере. До самого верха по шпилю висели криво обнажённые стальные перекладины, а поперёк узкого открытого окна в погреб, где Баламир приостановился, белая кожа его повлажнела в недвижном вечернем свете, вогнали стальные слябы. Кучи опавших кирпичей и штукатурки оказались в канавах, словно сугробы снега, разбитые стены исчезали во тьме, а по пустым улицам тянулись ряды пустых тележек торговцев. У Баламира не было защиты от холода. Он обнаружил, что ветер овевает ему широкий лоб и пересохшее горло, горько залетает в раскрытый рот его грубого задранного жёсткого воротника. Обнаружил он в сырой замёрзшей полости погреба, что не может раскопать деревянную скамью, чудовищную завитую вазу, заплесневелое бюро и ни один из заледенелых горшков в неровно сваленных кучах, что захламляли весь земляной пол и высились до самых стропил. Он обнаружил, что земляные обитые стены глушили его долгие вои по ночам, и звук поэтому оставался лишь в его же ушах. Пока работал, ковыряясь угольным совком, или сидел, уставившись в окно, над головой шаркали обёрнутые бумагой стопы, а в обитаемых кухнях городка мерцали свечи, над мерцавшими углями разогревали банки жидкого супа, ныли дети. Книжные лавки и аптеки разгромили, и страницы раскрытых книг бились взад и вперёд на ветру, а из рассевшихся боковин украшенных картонных коробочек тонким снежком по улицам разносило набитую туда дешёвую пудру. Ноги попирали россыпь конфет из папье-маше. В отдалённых районах, компаниями по четверо и пятеро, братья Баламира гонялись по ухабистой и замерзшей земле за домашним скотом, злые и замерзшие, маша толстыми руками, или сбивались вокруг слабых костерков, хохоча и холодея. Малое число этих людей, швырнувши тесаки или мгновенно взбеленившись во тьме с испятнанными ножами, бродили туда и сюда по камерам городской тюрьмы, колотя себя и невнятно проклиная. Остальные же, включая Баламира, не сознавали, что они за пределами высоких стен учреждения. Население городка оставалось таким же, и ворье из тюрьмы отправлялось домой, дабы поддерживалось равновесие.

gorky.media

 

Перевод с английского — Максима Немцова

Рекомендуем обратить внимание