Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

New / ПРОЗА / американская литература

icon Случайный турист

The Accidental Tourist

book_big

Издательство, серия:  Фантом Пресс 

Жанр:  New,   ПРОЗА,   американская литература 

Год рождения: 1985 

Год издания: 2017 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Мы посчитали страницы: 384

Тип обложки: 7Б - Твердый переплет. Плотная бумага или картон. Покрытие Soft Touch.

Измеряли линейкой: 206x136x29 мм

Наш курьер утверждает: 412 граммов

Тираж: 7000 экземпляров

ISBN: 978-5-86471-755-4

17.50 руб.

buy заказать к 1/12 »

Заказывайте, и появится в Студии 1 декабря :))

«Случайный турист» — один из самых известных романов Энн Тайлер. И это снова семейная история — о вечном конфликте мужского и женского начала, о попытках обрести себя, не вылезая из собственной скорлупы, и их тщетности. Мэйкон Лири пишет путеводители, но он ненавидит путешествия всей душой. Его путеводители — коллекции сведений о том, как в очередной вынужденной и невыносимой поездке ощутить себя как дома, минимизировать вмешательство в твою жизнь чужого и неприятного мира. На долю Мэйкона и его жены выпала страшная трагедия — бессмысленная гибель сына-подростка. С тех пор их брак стремительно разваливается. Отныне каждый пойдёт своим путем — случайные туристы, бредущие куда глаза глядят в надежде, что однажды встретят попутчика. Печальный и смешной роман американского классика о том, как страшное и комичное шагают рука об руку, как привычки пытаются заглушить жизнь, как в обыденном таится ужас, а в неведомом — надежда, а может быть, наоборот. Роман был номинирован на Пулитцеровскую премию. Книга была экранизирована, фильм удостоился премии Нью-йоркской ассоциации критиков, а актриса Джина Дэвис получила премию «Оскар».

 

«...Энн Тайлер пишет о проблемах обычных людей — настолько обычных, что некоторые критики её за это даже порицали. Вот взять, например, самый известный её роман «Случайный турист». Там нет ни одного человека, которого можно было бы назвать героем — хотя бы героем романа. Мэйкон — тревел-журналист, который переживает тяжёлый развод с женой. После того, как жена ушла, он перестал мыться, стирать белье, одеваться и вообще жить. Он пишет скучные путеводители для людей, которые хотят поехать, скажем в Марокко, но чувствовать себя при этом так, будто они не уезжали из своего Усть-Упупинска. И если бы не пёс Мэйкона — Эдвард — которого нужно дрессировать и оставлять где-то на время поездок, Мэйкон бы так и стух бы посреди своего нестиранного белья. Но благодаря Эдварду он знакомится с Мюриэл — бойкой тёткой-дрессировщицей, у которой своих проблем навалом, но которая, в отличие от Мэйкона, ещё тот боец. Ну и дальше… Дальше вообще-то с Мюриэл, Эдвардом и его бывшей женой Сарой не случится ничего из ряда вон, ничего страшнее жизни. Но Тайлер, во-первых, прекрасна как раз тем, что об этой самой обычной жизни она рассказывает так, что её хочется жить. (Ходить в магазин за покупками и гулять с собакой, например.) А во-вторых, её обычные люди почему-то всегда выходят героичнее, милее и приятнее любых героев, любых этих интересных, необычных и не таких как все людей, которыми набита современная литература. И, знаете, это прекрасно, когда читаешь о маленьком человеке не с целью его пожалеть или над ним посмеяться, а просто потому — что там тоже есть жизнь, и она огромнее любых романов».

Анастасия Завозова

Книга Случайный турист. The Accidental Tourist. 978-5-86471-755-4. Автор Энн Тайлер. Anne Tyler. Издательство Фантом Пресс. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, купить в Минске. читать отрывок, отзывы

 

Читать фрагмент

«На взморье предполагалось провести неделю, но у обоих к отдыху не лежала душа, и они решили вернуться раньше. Мэйкон рулил. Сара сидела рядом, привалившись к окну. Сквозь её спутанные каштановые пряди проглядывали кусочки хмурого неба.

Мэйкон был в своём дорожном летнем костюме, в котором, считал он, путешествовать гораздо разумнее, нежели в джинсах. Джинсы жёсткие, у них эти грубые швы и заклёпки. На Саре было махровое пляжное платье без бретелек. Казалось, супруги возвращаются из двух совершенно разных поездок. Сара загорела, Мэйкон — ничуть. Рослый, бледный, сероглазый, прямые светлые волосы коротко стрижены, он был из тех, кто обгорает мгновенно. И с полудня всегда прятался от солнца.

Едва выехали на разделённую отбойником автостраду, как небо почернело и крупные капли испятнали ветровое стекло. Сара выпрямилась.

— Хоть бы не полило, — сказала она.

— Короткий дождь не помешает, — ответил Мэйкон.

Сара откинулась на сиденье, не отрывая глаз от дороги.

Утро, четверг. Машин было немного. Обогнали грузовой пикап, потом фургон, весь обклеенный зазывными афишами. Капли на ветровом стекле сливались в струйки. Мэйкон включил дворники. Убаюкивающе шуршали щётки, тихонько барабанило по крыше. Временами задувал ветер. Дождём прибило высокую блеклую траву на обочинах. Косые струи лупили по лодочным причалам, дровяным складам и магазинам «Мебель со скидкой», уже успевшим потемнеть от влаги.

— Тебе видно хорошо? — спросила Сара.

— Вполне, — сказал Мэйкон. — Это пустяки.

Они догнали грузовик, с задних колёс которого веером летели брызги. Мэйкон принял влево и обошёл его. На мгновенье их накрыло водяной пеленой, грузовик остался позади. Одной рукой Сара ухватилась за приборную панель.

— Не понимаю, как ты видишь дорогу.

— А ты надень очки.

— Это улучшит твой обзор?

— Нет, твой, — ответил Мэйкон. — Ты вперилась в стекло и не различаешь дорогу.

Сара не выпускала панель. Широкое гладкое лицо её излучало покой, но, приглядевшись, вы бы заметили напряжённость, затаившуюся в уголках глаз.

Машина стала их домиком. От дыхания стекла запотели. Кондиционер уже не работал, но ещё чувствовались остатки искусственной прохлады, быстро превращавшейся в сырость, отдававшую плесенью. Проскочили под эстакадой. На пугающе бесшумную секунду дождь прекратился. Не успела Сара облегченно выдохнуть, как по крыше вновь забарабанило. Сара обернулась и тоскливо посмотрела на эстакаду. Мэйкон гнал вперёд, руки его расслабленно лежали на руле.

— Ты заметил парня с мотоциклом? — спросила Сара. Сквозь неумолчный равномерный рокот, окутывавший их, говорить приходилось громко.

— Какого парня?

— Он стоял под эстакадой.

— В такую погоду мотоцикл — это безумие, — сказал Мэйкон. — Да и в любую другую тоже. Ты уязвим для стихии.

— И мы могли бы там переждать.

— Сара, если б я почуял хоть малейшую опасность, я бы давно остановился.

— В этом я, знаешь ли, не уверена, — откликнулась Сара.

Они миновали поле, на котором дождь, ливший уже стеной, повалил кукурузные стебли и затопил межрядья. Водяные залпы бились о ветровое стекло. Мэйкон переключил дворники на максимально быстрый режим.

— Похоже, тебе безразлично, — сказала Сара. — Ей-богу.

— Безразлично? — переспросил Мэйкон.

— На днях я тебе сказала: Мэйкон, сказала я, после смерти Итана мне иногда кажется, что жизнь бессмысленна. Помнишь, что ты ответил?

 Сразу не вспомню.

 «Милая,  сказал ты,  если честно, я никогда не видел в ней особого смысла вообще». Вот твои точные слова.

 Хм…

 Ты даже не понимаешь, что в них плохого.

— Наверное, нет.

Миновали ряд автомобилей, припаркованных на обочине,  затенённые окна, на сверкающих капотах пляшут дождевые фонтанчики. Одна машина слегка накренилась, словно вот-вот свалится в кювет, где бурлил мутный поток. Мэйкон не сбавлял скорость.

 Неважный из тебя утешитель,  сказала Сара.

 Я стараюсь как могу, милая.

 Ты живёшь своей прежней жизнью. День за днём по заведённому распорядку, по унылым привычкам. Никакого утешения.

 По-твоему, мне оно не требуется?  спросил Мэйкон.  Ты не единственная, Сара. Не понимаю, почему ты считаешь это своей единоличной утратой.

— Порой так оно и выходит.

Они помолчали. Волны из лужи, озером разлившейся посреди шоссе, ударили в автомобильное брюхо, машину повело вправо. Мэйкон тормознул и вновь дал газу.

 Вот, к примеру, этот дождь,  сказала Сара. — Ты же видишь, я нервничаю. Чего стоило бы переждать? Этим ты бы выказал заботу. Дал понять, что в горе мы вместе.

Мэйкон вглядывался сквозь ветровое стекло, под струями казавшееся мраморным.

 У меня своя система, Сара,  ответил он.  Ты же знаешь, я вожу по системе.

 Ох уж эти твои системы!

— И потом, если жизнь тебе кажется бессмысленной, чего уж нервничать из-за ливня.

Сара съёжилась на сиденье.

 Ты только глянь!  воскликнул Мэйкон.  Фургон вообще смыло на другой конец стоянки.

 Я хочу развод,  сказала Сара.

 Что?  Мэйкон затормозил и уставился на жену. Машина вильнула. Мэйкон перевёл взгляд на шоссе.  Что я такого сказал? Что не так?

— Просто я больше не могу с тобой жить.

Мэйкон смотрел на дорогу, однако нос его заострился и побелел, словно кожа на лице туго натянулась. Мэйкон прокашлялся.

— Милая. Послушай. У нас был трудный год. Тяжёлое время. Такое часто бывает с теми, кто потерял ребёнка. Все это говорят. Все говорят, это ужасное испытание для брака…

 Как только вернёмся, я подыщу себе жильё, — перебила Сара.

 «Себе жильё»,  эхом повторил Мэйкон, но так тихо, что за шумом дождя казалось, будто он беззвучно пошевелил губами.  Что ж. Ладно. Если ты и впрямь этого хочешь».

Перевод с английского Александра Сафронова

Рекомендуем обратить внимание