Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

 31 января  : 13.00 - 22.00

VELCOM (029) 14-999-14

МТС (029) 766-999-6

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / английская литература

icon Теннисные мячики небес

The Stars' Tennis Balls

book_big

Издательство, серия:  Фантом Пресс,   The Best of Phantom 

Жанр:  ПРОЗА,   английская литература 

Год рождения: 2000 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: Великобритания

Переводчики:  Ильин, Сергей Борисович 

Мы посчитали страницы: 416

Тип обложки: 7Б - Твердый переплет. Плотная бумага или картон. Покрытие Soft Touch.

Измеряли линейкой: 200x130x25 мм

Наш курьер утверждает: 378 граммов

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-86471-580-2

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

                                                                                                                                                                                                Мы теннисные мячики небес.
          Они соединяют нас и лупят, 
          Как захотят.
                                                                                       

 

                               Джон Уэбстер.
«Герцогиня Мальфи», акт V, сцена 3 


Роман «Теннисные мячики небес» — официально признанная самим Фраем кавер-версия «Графа Монте-Кристо», своеобразный литературный римейк Дюма. Впрочем, Фрай уверяет, что это не специально: сначала ему в голову пришёл сюжет, он придумал название и даже вкратце набросал план будущего романа, и только потом у него возникло «ужасное чувство, что это уже когда-то было». Конечно, он быстро вспомнил, «где и у кого это было», но идею свою не оставил. Он решил «оживить» Дюма, переработал сюжет и вставил туда порядка пятнадцати пересечений с «Монте-Кристо». Пишут, что у себя на сайте Фрай даже устроил что-то вроде соревнования для внимательных читателей. 

Дело происходит в современной Британии, главный герой романа хоть и не граф, но представитель древнего аристократического рода, сын влиятельного политика. Нед Мэддстоун доброжелателен, хорош собой, юн, влюблён, и у него блестящие перспективы на будущее. Он слишком хорош, вызывающе благополучен, — таких не любят, таким отчаянно завидуют. По вине завистливых однокашников Нед выпадет из жизни, лишившись всего: отца, любви, свободы, своей молодости, наконец. Вернувшись через много лет, Нед примется изощрённо мстить за свою загубленную жизнь. 

По обе стороны океана критики, чтобы как можно ярче охарактеризовать Стивена Фрая, сравнивают его с Эмисом, Набоковым, Берроузом, Во и, конечно же, Вудхаузом. В своём романе он ненавязчиво препарирует как современное общество в целом, так и отдельных его представителей, а выплёскивающиеся при этом наружу человеческие чувства предстают перед нами в своей первозданной чистоте.  


Книга Теннисные мячики небес. 978-5-86471-580-2, The Stars' Tennis Balls. Автор Стивен Фрай. Stephen John Fry. Издательство Фантом Пресс. Серия The Best of Phantom. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

 

Фрагмент из книги:

В дверях стоял, ласково улыбаясь, одетый со скромным изяществом мужчина лет двадцати с небольшим.

– А вы, чёрт возьми, кто такой? – разгневанно осведомился Флойд.

– На пару слов, сержант, – сказал, поманив его пальцем, молодой человек.

Флойд открыл рот, намереваясь что-то сказать, но нечто в ласковом выражении лица молодого человека заставило его передумать.

Дверь снова закрылась. Нед слышал, как в коридоре сержант Флойд воскликнул с почти неуправляемым гневом:

– При всём моём уважении, сэр, я не вижу необходимости…

– При всём моём уважении, Флойд, таков порядок. Уважение. Вот что нам действительно нужно. Так, а это я, с вашего разрешения, заберу. Бумаги получите позже.

Ещё раз открылась дверь, молодой человек заглянул в неё и сказал:

– Вы не могли бы пройти со мной, старина?

Нед вскочил и последовал за ним по коридору, мимо разгневанного сержанта Флойда.

– Можно я позвоню? – спросил Нед.

– Какая глупость с их стороны, – словно не слыша вопроса, сказал молодой человек, – раздеть вас почти догола. А, вот и мистер Гейн.

Он указал на широкоплечего мужчину в хлопчатобумажной куртке, прислонившегося к пожарной двери в конце коридора. В руках мужчина держал кипу аккуратно сложенной одежды, поверх неё лежали подошвами вверх туфли.

– Это мои вещи! – сказал Нед.

– Верно. Только, боюсь, сейчас у нас нет времени на туалет. Всё улажено, мистер Гейн?

Широкоплечий кивнул и толкнул решетчатую дверь. Молодой человек спустился вместе с Недом по нескольким ступенькам во двор и повёл его к стоящему в углу, на самом солнцепеке, зелёному «роверу».

– Давайте забирайтесь на заднее сиденье. Мы с вами устроимся там, а мистер Гейн пусть ведёт машину, хорошо?

Нед поморщился, когда его голые ляжки коснулись обшивки сиденья.

– Немного жжётся? Сожалею, – весело произнёс молодой человек. – Надо нам было оставить машину в тени, а, мистер Гейн? Ну да ладно, замки на автоматику, мистер Гейн. Нечего нам тут мешкать.

– Куда мы едем? – спросил Нед, накрываясь одеялом, чтобы защитить и ноги, и собственное достоинство.

– Моя фамилия Дельфт, – услышал он в ответ. – Как у производителя этой кошмарной бело-голубой плитки. Оливер Дельфт, – он протянул Неду руку. – А вы?..

– Эдвард Маддстоун.

– Эдвард? Вас и дома называют Эдвардом? Или как-то по-другому – Эд, Эдди, Тед или Тедди?

– Обычно – Недом.

– Нед. Совсем неплохо. Тогда и я буду звать вас Недом, а вы зовите меня Оливером.

– Так куда же мы едем?

– Ну, нам ведь нужно многое обсудить, не так ли? Вот я и подумал, что лучше выбрать для этого приятное, тихое место.

– Да, но понимаете, моя девушка… она не знает, где я. И отец…

– Боюсь, дорога нам предстоит дальняя. Я бы на вашем месте подремал немного. Определённо подремал бы, – посоветовал Дельфт, откидываясь на спинку сиденья.

– Она будет волноваться…

Однако Дельфт, похоже мгновенно заснувший, ничего не ответил.

После ночной вахты на «Сиротке», а затем и хлопотливого дня Нед так и не смог уснуть в тряском поезде Глазго – Лондон. На следующий день, то есть сегодня – неужели вправду сегодня? – ему пришлось ехать в аэропорт, а оттуда назад на Кэтрин-стрит. Там-то он провёл некоторое время в постели, однако поспать не поспал. Порция подремала немного, но Нед был слишком счастлив, чтобы заснуть.

И вот теперь, несмотря на странность происходящего, на Неда напала зевота. Последним, что он увидел, прежде чем заснуть, было зеркальце заднего обзора и следящие за ним холодные глаза мистера Гейна.

– Вам придётся простить мне столь топорное обхождение с яйцами, – сказал Оливер Дельфт. – Я начал мою карьеру с омлета aux fines herbes, но теперь, боюсь, скатился к присыпанной зеленью болтунье. Зато не подгорает! Это, если хотите знать, самое точное её описание. – Улыбаясь, он пододвинул тарелку к Неду.

– Спасибо. – Нед принялся уплетать яичницу, сам удивляясь тому, насколько он голоден. – Очень вкусно.

– Польщён. Пока вы едите, давайте поговорим.

– Это ваш дом?

– Это дом, в который я иногда наезжаю, – сказал Дельфт. Он стоял со стаканом вина в руке, прислонясь к кухонной плите «Ага».

– Вы полицейский?

– Полицейский? Нет-нет. Боюсь, ничего столь волнующего. Всего лишь скромный труженик из низших эшелонов правительства. Работа у меня скучная. Мы здесь для того, чтобы внести полную ясность в один-два вопроса.

– Если вы о наркотиках, которые нашла у меня полиция, то, клянусь, я ничего о них не знаю.

Дельфт снова улыбнулся. Улыбка давалась ему с трудом. Он смертельно скучал, да и необходимость находиться здесь вызывала у него раздражение. Oт долгого приятного уик-энда, который он предвкушал, остались рожки да ножки.

Пять минут… пять проклятых минут – вот что встряло между Оливером и свободой. Он уже запер стол, уже расписался в журнале прихода и ухода, когда в комнату влетела Морин, взволнованно лепеча что-то о срочной депеше из полицейского управления в Уэст-Энде.

– А разве Степлтон не пришёл? Мне уже пора сдавать смену.

– Нет, мистер Дельфт. Капитан Степлтон ещё не появился. Кроме вас, здесь никого.

– Вот сволочь, – от всей души выругался Оливер. – Ну ладно, дайте взглянуть.

Он взял у Морин бумажную лету и внимательно прочитал всё, что было на ней напечатано.

– Так. Кто из костоломов у нас нынче дежурит?

– Мистер Гейн, сэр.

– Пусть греет двигатель. Буду через три минуты.

Хоть тут повезло. Мистер Гейн был из числа подчинённых Оливера, он, по крайности, не станет осложнять жизнь, попусту хорохорясь и наступая на чувствительные мозоли.

Кого Оливер совсем уж не ожидал обнаружить в полицейском участке на Савил-роу, так это испуганного школьника. Всё происшедшее выглядело полной нелепицей. Явная ошибка, сказал он себе, едва увидев жалкое, недоумевающее лицо всклокоченного юнца, подёргивавшего – вверх-вниз – коленом под столом комнаты для допросов. Дельфту и самому-то было всего двадцать шесть, но он успел повидать достаточно, чтобы сразу понять: Нед Маддстоун невинен, как новорождённый цыплёнок. Новорождённый почтовый голубь, подумал он. Хорошее выражение, надо будет использовать его в отчёте. Начальство Оливера было достаточно старомодным, чтобы получать удовольствие от ловко ввёрнутого словца.

Теперь он смотрел через стол на этого ребёнка.

Нед сидел за кухонным столом, всё ещё подёргивая упирающейся пальцами в пол ногой, всё ещё храня умоляющее выражение на невинном лице.

– Честное слово, – говорил он. – Готов поклясться на чём угодно. Хоть на Священном Писании!

– Успокойся, – сказал Оливер. – Не думаю, что нам понадобится Писание. Да в этом доме греха оно навряд ли сыщется, – прибавил он, оглядывая кухню с таким видом, словно та находилась не в английском загородном доме, а в луизианском борделе. – Можешь, если тебе это доставит удовольствие, поклясться на «Иллюстрированной кулинарии» Маргариты Паттен, однако особой необходимости я в этом не вижу.

– Так вы мне верите?

– Разумеется, верю, дурачок. Всё это какая-то идиотская ошибка. Однако, раз уж мы здесь, почему бы тебе не объяснить, что означают слова «внутри, внутри, внутри».

– Да не знаю я! – воскликнул Нед. – Вот и полицейский спрашивал о том же, а я этих слов никогда и не слышал. Нет, слово «внутри» я, конечно, слышал и раньше, но…

– Ну вот, в этом мы и попытаемся разобраться, – сказал Оливер. – И как только все выяснится, ты вернёшься к своей жизни, а я к своей, чего нам обоим и хочется.

Нед с силой покивал:

– Абсолютно! Но…

– И отлично.

Рекомендуем обратить внимание