Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

CLOSED

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КУЛЬТУРОЛОГИЯ / Литературоведение

icon О литературе

Sulla Letteratura

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   Астрель,   CORPUS 

Жанр:  КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   Литературоведение 

Год рождения: 2002  - 2010

Год издания: 2016 

Язык текста: русский

Язык оригинала: итальянский

Страна автора: Италия

Мы посчитали страницы: 416

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: чёрно-белые иллюстрации, частичная лакировка

Измеряли линейкой: 207x137x27 мм

Наш курьер утверждает: 446 грамм

Тираж: 3500 экземпляров

ISBN: 978-5-17-086204-7

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Этот сборник эссе можно рассматривать как естественное продолжение «Шести прогулок в литературных лесах». Эко ведёт с широкой публикой разговор о роли литературы, о своих любимых авторах (здесь и Аристотель, и Данте, а также Нерваль, Джойс, Борхес), о влиянии определённых текстов на развитие исторических событий, о важных повествовательных и стилистических приёмах, о ключевых понятиях литературного творчества. Иллюстрируя свои рассуждения яркими примерами из классических произведений, Эко превращает семиотический анализ в лёгкое и увлекательное путешествие по вселенной художественного вымысла.

 

«Новейший переводной сборник крестного отца семиотики — собрание разных текстов, написанных и прочитанных «по случаю», вдохновлённых темой того или иного конгресса, симпозиума, встречи. Все тезисы, доклады, выступления безраздельно посвящены одному главному предмету — литературе — и представляют собой своеобразный гид по любимым темам Умберто Эко: символам («я знаю, что любое моё утверждение на этот счёт будет тотчас же опровергнуто»), теории стилей («семиотика искусства — не что иное, как поиск и обнажение стилистических махинаций»), Данте, Аристотелю, Нервалю, Джойсу и так далее. А, например, в эссе о Борхесе и взаимовлияниях в литературе Эко пишет о том, что был одним из первых обладателей его напечатанной всего в 500 экземплярах и нераспроданной «Вавилонской библиотеки»; он ходил к друзьям и читал им отрывки из «Пьера Менара, автора „Дон Кихота“» вслух.

Закрывается книга блестящим самоироничным эссе об истоках творческой жизни Умберто Эко — «Как я пишу». Здесь Эко признаётся, что к первым детским романам вначале рисовал картинки, которые и определяли будущее содержание произведения, и даже подумывал о том, чтобы перейти на комиксы; что в средней школе освоил жанр юмористических скетчей, а в лицее перешёл на короткую прозу в духе магического реализма. Наконец, на этих страницах мы находим образчик настоящего футуристического рассказа авторства Умберто Эко ранних сороковых годов: "Луиджи был славный парень. Отведав блюда из зайцев, он отправился на Латеранский рынок купить ближайшее прошедшее время. Но по дороге упал в гору и умер. Блестящий пример героизма и человеколюбия, он был оплакан телеграфными столбами"».

Анна Изакар и Елена Смирнова,
Arzamas

 

Книга О литературе. Sulla Letteratura. 978-5-17-086204-7.  Автор Умберто Эко. Umberto Eco. Издательство АСТ. Астрель. Corpus. Переводчик Елена Костюкович. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

 

 

Читать отрывок

«Как я пишу»

«Как автор художественных произведений я довольно странный тип. На самом деле я начал писать рассказы и романы в возрасте между восьмью и пятнадцатью годами.

Потом я бросил это дело, чтобы вернуться к нему почти пятидесятилетним мужем. До этой поры вызревшего бесстыдства я тридцать лет как бы стеснялся. Почему «как бы»? Объясню. Начнём по порядку, то есть, согласно моему повествовательному обычаю, вернёмся на несколько шагов назад.

Как я начал писать романы? В детстве я брал тетрадь и оформлял титульный лист. Название будущего романа обычно звучало в духе какой-нибудь книжки Сальгари про пиратов. Сальгари служил мне литературным образцом — наряду с Жюлем Верном, Буссенаром и Луи Жаколио, которых в 1911—1921 гг. печатали в «Иллюстрированном журнале путешествий и приключений на суше и на море» (спустя годы подборка выпусков журнала обнаружилась в подвале моего дома). Соответственно, заголовки моих романов были примерно такими: «Бродяги Лабрадора», «Рыба-призрак». Внизу страницы я писал название издательства «Карандруч» (гибрид из слов «карандаш» и «ручка»). Затем я рисовал страниц на десять картинки в духе иллюстраций Делла Валле или Амато к пиратским романам Сальгари.

Выбор картинки определял историю, которую я мог по ней сочинить. После этого я приступал к первой главе. Но, пытаясь имитировать наборный текст, я писал печатными буквами, не позволяя себе никаких исправлений. Естественно, после нескольких страниц я выдыхался и бросал эту затею. Так, в те годы я оставался автором исключительно незаконченных больших романов.

Из этой коллекции, растерянной при переездах, у меня осталось только одно завершённое произведение неопределенного жанра. Однажды мне подарили большую тетрадь; на её страницах с широкими фиолетовыми полями едва проступали расчерченные линейки. И тогда я задумал написать «Во имя Календаря». На титульном листе тетради даже обозначена точная дата в принятом тогда формате: 1942 год, XXI год фашистской эры. Далее начинается дневник мага Пиримпимпино, первооткрывателя, колонизатора и реформатора острова Гьянда, находящегося в Северном Ледовитом океане. Жители этого острова поклоняются богу Календарю. Герой день за днём с документальной дотошностью описывает факты и (как я сказал бы сейчас) общественный уклад и обычаи своего народа, перемежая чисто дневниковые записи лирическими отступлениями или литературными упражнениями. Одна из записей — натуральный образчик футуристического рассказа: «Луиджи был славный парень. Отведав блюда из зайцев, он отправился на Латеранский рынок купить ближайшее прошедшее время. Но по дороге упал в гору и умер. Блестящий пример героизма и человеколюбия, он был оплакан телеграфными столбами».

Но в основном рассказчик описывает (и рисует) остров, которым правит: леса, озера, побережье, горы. Кроме того, он комментирует свои социальные реформы, ритуалы и мифы своего народа, представляет своих министров, повествует о войнах и эпидемиях... Текст перемежается рисунками, а история, не соответствующая ни одному литературному жанру, постепенно превращается в энциклопедию. На этом примере с высоты прожитых лет хорошо видно, как ребяческое баловство порой определяет взрослые слабости.

Когда я уже не знал, какое ещё приключение придумать для своего острова и его короля, я завершил историю на двадцать девятой странице словами: «Отправляюсь в долгое путешествие... Возможно, никогда больше не вернусь. Небольшое признание: в первые дни я представился как волшебник. Это неправда: меня зовут просто Пиримпимпино. Простите».

После этих литературных опытов я решил, что мог бы заняться комиксами, и даже несколько штук дорисовал до конца. Если бы в то время существовали копировальные машины, я напечатал бы их в большом количестве и роздал бы товарищам по школе. Вместо того чтобы как следует подумать, а по силам ли мне задача переписчика, я попросил у своих одноклассников несколько тетрадок в клетку, пообещав им нарисовать копии приключений. Часть тетрадок я оставлял себе в качестве компенсации за потраченные силы и чернила. Заключая контракты, я представить себе не мог, насколько это трудоёмкая задача — десять раз воспроизвести один и тот же комикс. В конце концов я был вынужден вернуть тетрадки, потерпев унизительное поражение не как автор, но как издатель».


Перевод с итальянского Светланы Сидневой

Рекомендуем обратить внимание