Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

 31 января  : 13.00 - 22.00

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / американская литература

icon Бойня №5

Slaughterhouse-Five

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   Эксклюзивная классика 

Жанр:  ПРОЗА,   американская литература 

Год рождения: 1969 

Год издания: 2016 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Переводчики:  Райт-Ковалёва, Рита  

Мы посчитали страницы: 224

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 180x115x13 мм

Наш курьер утверждает: 154 грамма

Тираж: 7000 экземпляров

ISBN: 978-5-17-082868-5

7 руб.

buy не можем раздобыть »

разлетелись новогодними подарками :)

Курт Воннегут — культовая фигура в литературе двадцатого века. Американский писатель, сатирик, журналист и художник, перед глазами которого «прошёл» чуть ли не весь двадцатый век. Многие важнейшие события этого сумасшедшего века в его произведениях обретают самые неожиданные формы, обрастают причудливыми образами. В творческой манере Воннегута сочетаются едкая сатира, философия, фантастика, гротеск и чёрный юмор.

Доброволец в рядах американской армии во время Второй мировой войны, попавший в плен к немцам, свидетель почти полного уничтожения Дрездена, Воннегут перенёс этот опыт на страницы своего самого знаменитого романа — «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», в котором стираются грани между настоящим и прошлым, миром и войной, реальностью и фантазией, безумием и трезвостью.

Роман Курта Воннегута «Бойня №5» сочетает в себе политическую сатиру, документально-исторические реминисценции и фантастические элементы. Можно ли сохранить разум перед лицом бессмысленной войны? Или придётся воспринимать происходящее как данность, не подлежащую изменениям?

 

Книга Бойня №5. Бойня номер 5. Бойня номер пять. Slaughterhouse-Five. 978-5-17-082868-5 Автор Курт Воннегут. Kurt Vonnegut. Издательство АСТ. Серия: Экслюзивная классика. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

Обложка первого издания романа Курта Воненгута «Бойня №5»


«Для Воннегута, как и для многих интеллектуалов его поколения, сформировавшихся под влиянием французского экзистенциализма, мир, лежащий по ту сторону человеческого «я», абсурден и непознаваем. Он никак не связан с человеком, безразличен по отношению к нему. Всегда оставаясь вещью в себе, мир не поддаётся оформлению и концептуализации, уклоняясь от тех антропоцентрических схем, которые набрасывает на него культура. Эту достаточно популярную в ХХ веке идею Воннегут иронически обыгрывает в «Бойне», пересказывая содержание книги своего собственного персонажа, писателя Килгора Траута «Маньяки четвёртого измерения». В ней говорится о психически больных людях, не поддающихся лечению, поскольку причины их заболеваний лежат в четвёртом измерении, т. е. в области рационально непостижимой.

<...>

Автор «Бойни» предлагает нам возможные варианты идеологического обоснования (оправдания) необходимости военных операций. Причём Воннегут-повествователь намеренно говорит исключительно о действиях, предпринятых союзниками, т. е. той из противоборствующих сторон, которая, казалось бы, отстаивает истину и справедливость. Читателю предлагается несколько однотипных попыток, представить дрезденскую бойню как событие, вернувшее миру смысл. Для генерала А. Икера и чикагского профессора дрезденская операция — акт возмездия за военные преступления немцев в Европе (бомбежки Лондона и Ковентри) и Холокост, т. е. восстановление статус-кво. Однако восстановить справедливость и истину в мире невозможно, ибо их нет изначально. А попытка осуществить это — не более чем стремление стоящего над жизнью субъекта применить к миру свою власть. Истины и идеалы фиктивны в любом случае. Их поиск или защита продиктованы жаждой тотального господства, которую человек может и не осознавать. Дрезденская операция — лишь частный случай, иллюстрирующий общее правило. Оно подтверждается в романе упоминанием крестовых походов и бомбёжки Хиросимы. Причём каждая из упомянутых акций неизменно сопровождается доказательством её целесообразности. За всей этой риторикой угадывается один принцип: коллективный нарциссический субъект хочет восстановить свою утраченную власть над миром. Данную модель поведения человека Воннегут обнаруживает в библейских притчах, сформировавших миросозерцание европейцев. Он ассоциирует историю гибели Содома и Гоморры с дрезденской бойней. Бог, стоящий над миром, воплощение высшего разума, уничтожает эти города. Их жизнь отклонилась от предписанного русла и вступила в противоречие с Его целями. Разрушение Содома и Гоморры вернуло порядок и смысл на землю, устранив то, что не совпало с заданным проектом. 

<...>

Воннегут неоднократно даёт понять читателю, что красота (совершенство формы), привносимая в мир художниками, фиктивна и крайне неуместна. Созерцать её и наслаждаться ею в момент, когда абсурд мира проявляется с наибольшей силой, и людей окружают хаос и разрушение, может лишь тот, чье сознание полностью сформировано установками репрессивной культуры, а именно европеец:

«Дурак англичанин, потерявший где-то все зубы, вёз свой сувенир в парусиновом мешке. <...> Там была гипсовая модель Эйфелевой башни. Она была вся вызолочена. В неё были вделаны часы.

— Видал красоту? — сказал он».

<...>

В «Бойне номер пять» Воннегут обращает внимание читателей ещё на один популярный в европейской литературе стереотип — идею братства воинов. Он прослеживается не столько в произведениях, оправдывающих и романтизирующих войну, сколько именно в тех, где она на первый взгляд осуждается (в частности, в романах Анри Барбюса и Ричарда Олдингтона). Луи-Фердинанд Селин в «Путешествии на край ночи» скептически дистанцируется от такой позиции. Воннегут в свою очередь включает этот миф в свой роман и иронически его препарирует. Персонажи, в рассуждениях и размышлениях которых проявляется мысль о братстве солдат (Роланд Вири и полковник «Бешеный Боб»), глубоко комичны и неадекватны происходящему вокруг. Воннегут видит в идее о единстве мироздания и человечества иллюзию, очередную попытку придать действительности смысл. Его мир хаотичен и полицентричен, поэтому стереотип братства воинов предстает в «Бойне» как деструктивный миф, реализующий принцип власти.

<...>

Воннегут сохраняет в «Бойне номер пять» весь комплекс тематических линий, связанных с идеей мыслящего тела и разработанных предшествующей литературой. Мировосприятие центрального героя романа Билли Пилигрима принципиальным образом меняется, когда он попадает на планету Тральфамадор, где благодаря инопланетянам «обретает» собственное тело, научившись ему радоваться:

«Большинство тральфамадорцев не знало, что у Билли некрасивое тело. Они считали его великолепным экземпляром. Это очень благотворно влияло на Билли, и впервые в жизни он радовался своему телу».


Лекция Андрея Аствацатурова о романе Курта Воннегута «Бойня №5»

 

Воннегут приводит в романе несколько примеров того, как сконструированные искусством и культурой стереотипы (героизм, идея братства людей) разрушаются, столкнувшись с реальностью тела. Роланд Вири, готовивший себя к тому моменту, когда его героизм и способность братски поддержать товарища будут востребованы, не в состоянии в нужный момент соответствовать своему идеалу. Он никак не реагирует на пафосную речь полковника «Бешеного Боба», потому что ни о чём, кроме адской боли в ногах, он думать не в состоянии. Требования тела в момент его предельного напряжения полностью заполняют сознание, и идеалы отпадают сами собой.

Один из важнейших эпизодов романа — фрагмент, где маленького Билли родители привозят к знаменитому Каньону. В представлении людей, имеющих эстетический вкус, это место — одно из красивейших на земле. У Билли, внутренний мир которого ещё не сформирован стереотипами культуры, — созерцание Каньона, бездны, куда можно упасть, вызывает животный страх. Тело разоблачает искусство, маскирующее абсурд и пытающееся представить безразличные человеку вещи опосредованными духом.

Итак, Воннегут подробнейшим образом на всех уровнях повествования обосновывает невозможность построения формы. Он ставит своей целью создать антиискусство, антисистему, выработать новый способ говорения об абсурдной реальности (реальности, охваченной войной), способ, в котором принцип власти и насилия будет элиминирован. «Бойня номер пять» представляет собой своего рода мозаику, состоящую из разделенных пробелами эпизодов, зачастую приведённых не в той последовательности, в которой они происходили. Фрагменты из жизни одного или разных персонажей оказываются внешне никак не связанными друг с другом. Они производят впечатление отдельных завершённых текстов, — как если бы Воннегут с каждым отрывком заново начинал бы роман. Обедненному, вынужденному в традиционном искусстве подчиняться общим законам структуры, эпизоду он противопоставляет эпизод, взятый в своей единичности, выхваченный из каких бы то ни было связей. Фрагменту действительности возвращается изначальная свобода, равноправие по отношению к другим фрагментам и одновременно — независимость от человека.

<...>

Пространство романа «Бойня номер пять» не имеет глубины, т. е. внутреннего измерения. Оно разворачивается на плоскости и напоминает декорацию. Взгляд читателя останавливается на поверхности вещей. Собственно говоря, в этом мире по ту сторону поверхности ничего нет. Предметы, явления, персонажи чередуются на фоне пустоты, вызывая ощущение пробела, неприсутствия. Они всего лишь оболочки, за которыми угадывается абсурд. Распознав его, человек ужасается. Он уже не в состоянии разделить оптимизма тральфамадорцев и насладиться красотой мира. Она — фикция, скрывающая бездну. Не случайно в эпизоде, где говорится о поэтике тральфамадорской литературы, за рассуждениями инопланетян о чудесных мгновениях тотчас же следует сцена, опровергающая их мировидение. Стоя на краю Каньона, маленький Билли, который должен получить эстетическое удовольствие, до смерти пугается. Вместо красоты он видит бездну».

Андрей Аствацатуров,
Поэтика и насиле (о романе Курта Воннегута «Бойня №5»)

Рекомендуем обратить внимание