Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ДЕТСКИЕ КНИГИ / 11-14 лет / New

icon Тень на каменной скамейке (иллюстрации Виктории Поповой) (Первая книга из цикла о тенях)

Skuggan över stenbänken

book_big

Издательство, серия:  Albus Corvus/Белая ворона 

Жанр:  ДЕТСКИЕ КНИГИ,   11-14 лет,   New 

Год рождения: 1982 

Год издания: 2017 

Язык текста: русский

Язык оригинала: шведский

Страна автора: Швеция

Мы посчитали страницы: 360

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Черно-белые иллюстрации

Измеряли линейкой: 218x146x30 мм

Наш курьер утверждает: 522 граммов

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-906640-84-0

Показания к применению: от 7 до 12+ лет:-)

22 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

1911 год. Каролина поступает горничной в самую обычную семью, и привычный ход жизни тотчас меняется. Вскоре веселая и умная Каролина становится любимицей всей семьи. Вместе с тем становится очевидно, что она хранит какую-то тайну. Кажется, Каролина не совсем та, за кого они её принимают. Где она пропадает по ночам? И почему так интересуется старым фамильным фотоальбомом?

Первая книга знаменитой тетралогии о тенях — остросюжетная психологическая проза с элементами мистики, которую так любят поклонники Марии Грипе во всём мире.

 

Книга Тень на каменной скамейке. Skuggan över stenbänken. 978-5-906640-84-0. Автор Мария Грипе. Maria Gripe. Художник Харальд Грипе. Издательство Белая ворона. Albus corvus. Беларусь. Минск. Купить книгу, читать отрывок

 

Фрагмент из книги:

«Шёл 1911 год.

Мне было тогда четырнадцать лет.

Бабушка, папина мама, прислала нам письмо из Экшё, в котором писала, что в понедельник, шестого ноября, как раз в день памяти короля Густава Адольфа, приедет на поезде наша новая горничная. Она не хочет, чтобы её встречали. По словам бабушки, она «девушка самостоятельная», и мама сказала, что это звучит обнадеживающе, потому что прежние горничные не могли сами и шагу ступить.

Моей маме, женщине добросердечной и доверчивой, самой не удавалось найти подходящую горничную. Бабушка была опытнее и лучше знала людей. Девушки, которых она рекомендовала, всегда оказывались безукоризненными.

Из прислуги в нашем доме обычно держали молоденькую горничную и экономку, женщину постарше. Именно с девушками-горничными обычно возникали трудности. Нам приходилось часто их менять.

В отличие от них экономка по имени Свея жила с нами уже много лет. Она любила повторять, что до того, как попасть к нам, она служила только в «хороших семьях», у людей «самых благородных» и нам не следует забывать, что иметь такую экономку — честь для любого дома. Ведь с такими прекрасными рекомендациями ей не пришлось бы долго унижаться и заискивать в поисках лучшего места.

С первых же дней Свея решила взять маму под своё крылышко и лишь ради неё до сих пор оставалась у нас. Мама казалась ей такой беспомощной, что она просто не могла оставить бедную женщину один на один с безжалостным миром.

Было очень важно, чтобы Свея ужилась с новой горничной. Пока она не одобрит девушку, в доме будет царить напряжённость. Ведь стоит Свее бросить недовольный взгляд — и «новой» горничной уже никогда не стать нашей «старой» горничной.

Повзрослев, я поняла, что Свея обладала слишком большим влиянием в нашем доме. Мама считалась с ней во всём и слепо следовала её советам.

Случись им повздорить, мама всегда первой шла на примирение. Свея — никогда. Мама не находила себе места, пока Свея не соизволит сменить гнев на милость. Иногда мне даже казалось, что мама доверяет Свее больше, чем папе и нам.

Свея говорила, что любит детей. В молодости она очень хотела иметь ребенка, но так и не вышла замуж, а теперь время её уже прошло.

Она, конечно, по-своему любила нас, хотя всегда была с нами очень сдержанна и никогда нас не баловала. Таков уж был её характер. К тому же она полагала, что нельзя слишком привязываться к детям в доме, в котором служишь. Иначе будет тяжело расставаться, когда придётся сменить место работы.

 

Книга Тень на каменной скамейке. Skuggan över stenbänken. 978-5-906640-84-0. Автор Мария Грипе. Maria Gripe. Художник Харальд Грипе. Издательство Белая ворона. Albus corvus. Беларусь. Минск. Купить книгу, читать отрывок

 

Мы, дети, считали Свею строгой и даже немножко боялись её. Возможно, она внушала маме чувство уверенности, но нам — нет. Какова была её роль в наших отношениях с мамой, это тайна, покрытая мраком. Может, это и несправедливо, но иногда мне казалось, что Свея нарочно плетёт интриги, чтобы только всё сделать по-своему. Особенно когда дело касалось папы. Потому что её отношение к мужчинам можно назвать по меньшей мере двойственным.

Свея, например, считала, что мужчина должен быть хозяином в доме, но при этом ему следует держаться скромно. Ей никогда не приходило в голову, что советы, которые она давала маме, противоречат друг другу. С одной стороны, нужно настаивать на своём и не уступать, а с другой — «повиноваться своему мужу», как сказано в Библии. Наверное, маме было нелегко следовать её наставлениям.

Но и нам, детям, Свея не делала поблажек. Мы должны были, как она говорила, «почитать и слушаться» взрослых, потому что взрослым, по её мнению, всегда лучше знать. Но о том, что одни взрослые требуют одно, а другие — другое, Свея не задумывалась. А мы нередко просто в толк взять не могли, кого же нам «почитать и слушаться».

Нашу новую горничную мы ждали в понедельник, шестого ноября.

Днём раньше, в воскресенье, в День всех Святых, мы отправились на кладбище, чтобы зажечь свечку на могиле нашего маленького братика. Вообще-то он был самым старшим из нас, и если бы брат был жив, ему исполнилось бы сейчас шестнадцать, но он умер ещё младенцем, и никто из нас не мог помнить его.

Звали брата Яльмар. Никто толком не знал, отчего он умер. Рассказывали, будто он сделался вдруг какой-то вялый, перестал дышать и умер. Это было очень странно. Говорили, что в нём погас огонёк жизни.

Но что же такое этот «огонёк жизни» и откуда он появляется? Кто зажигает его в нас и не даёт ему угаснуть всю нашу жизнь? Вот о чём я думала тогда, глядя на свечу, зажжённую над маленьким холмиком.

Рядом со мной стояли мама, мой брат Роланд и наша младшая сестра Надя. Папы с нами не было.

Затвердевшая от мороза земля хрустела под ногами. Дул пронизывающий ветер, мы дрожали в наших пальто, а пламя свечки беспокойно трепетало над могилой. Пора было уходить.

Когда мы вернулись, в доме было темно. Свея ещё не зажигала света. Она поспешила к нам, похоже, спросонья, с подсвечником в руке. Мама попросила её зажечь лампы и растопить камин в столовой, а затем подать горячий шоколад.

Луна, только что выглянувшая из-за тучки, светила прямо нам в окно. Мне не хотелось, чтобы Свея зажигала все лампы. Но мама любила, когда в доме много света. Луна, голубая и холодная, пугала её, особенно в это время года. Мама говорила, что в доме свет должен быть красноватым и теплым. «Вот будет хорошо в следующем году, когда мы проведем электричество!» — сказала мама, снимая с Нади ботики. Эти слова она повторяла почти каждый день и тут же добавляла со вздохом: «Если только получится…»

 

Книга Тень на каменной скамейке. Skuggan över stenbänken. 978-5-906640-84-0. Автор Мария Грипе. Maria Gripe. Художник Харальд Грипе. Издательство Белая ворона. Albus corvus. Беларусь. Минск. Купить книгу, читать отрывок

 

А всё из-за папы, который считал, что электричество — это не забава. Следует помнить, говорил он, что человек впускает в свой дом чужеродную силу, которая может оказаться небезопасной. Нужно ещё и ещё раз подумать, прежде чем пойти на такой шаг. Не стоит, как мама, бездумно решаться на такое лишь потому, что так делают все соседи. Папа каждый раз обещал серьёзно подумать о проведении электричества, но не раньше чем на будущий год. Мама опасалась, что это только очередная отсрочка — ведь стоит папе узнать что-нибудь плохое об электричестве, он тут же с торжествующим видом объявляет нам об этом.

«Но на этот раз я ему не уступлю!» — говорила мама Свее. Она знала, что Свея поддержит её. Свея не слишком увлекалась нововведениями, но в «электриство» верила свято. И вполне одобряла: «И правильно, стойте на своём, хозяйка!»

Как ни удивительно, но немудреные слова Свеи вселяли в маму необыкновенную уверенность. Когда Свея соглашалась с её мнением, мама чувствовала себя такой окрыленной, будто для неё в мире нет ничего невозможного. Свея умела говорить столь убедительно, что любой её собеседник, если только он думал иначе, начинал сомневаться в собственном здравомыслии.

Но вернёмся к тому воскресному вечеру.

Папы не было дома. Он уехал в деревню, чтобы поразмышлять на досуге. Он всегда очень дорожил своим свободным временем, ему необходимо побыть одному, чтобы наконец закончить свою книгу, говорил он. Папа писал об Эмануэле Сведенборге, который жил в восемнадцатом веке и был великим мыслителем, совсем как папа. Сведенборг размышлял о серьёзных вещах, таких, как душа человека, жизнь и природа, — словом, обо всём, о чём трудно что-либо сказать толком. Поэтому папа был вечно занят подобными мыслями, а мама недолюбливала Эмануэля Сведенборга. И Свея тоже. Ведь именно у него папа начитался всех этих странных идей. Насчёт электричества, к примеру. Вряд ли люди в восемнадцатом веке пользовались электричеством, но мама и Свея всё равно были против Сведенборга. "Если верить хозяину, в мире нет ничего, о чём не написал бы этот Сведенборг, — говорила Свея. — Не удивлюсь, если он думал, что электричество — от нечистого. Стойте на своём, хозяйка! Хозяин парит в облаках, а нам, простым смертным, приходится заботиться о хлебе насущном"».

Перевод со шведского — Елены Ермалинской, Ирины Матыциной, Елены Серебро, Марии Хохловой

Рекомендуем обратить внимание