Сегодня с вами работает:

книжная фея Катя

Консультант Катя
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КИНО / О ЛЮДЯХ

icon Штрогейм

Stroheim

book_big

Издательство, серия:  Rosebud Publishing 

Жанр:  КИНО,   О ЛЮДЯХ 

Год издания: 2012 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Мы посчитали страницы: 592

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 206х150х31 мм

Наш курьер утверждает: 710 граммов

Тираж: 2000 экземпляров

ISBN: 978-5-905712-02-9

Показания к применению: гурманам-киноманам

20 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Голливуд невозможно представить без имени Эриха фон Штрогейма - австрийского эмигранта без роду и племени, которого считают одним из величайших режиссёров и авантюристов всех времён и народов, мастером реалистического психологизма. Голливуд вознёс его - и Голливуд же уничтожил этого художника, талант и темперамент которого не позволили ему мириться с суровыми законами "фабрики грёз".

Штрогейм активно создавал о себе легенды, которые потом воспринимались, как факты его биографии. Его долго считали австрийским аристократом - он сам всячески это подчёркивал, при любой возможности щеголяя своими манерами и намекая на своё происхождение. Мифы и скандалы окружают режиссёрские и актёрские работы Штрогейма. Понять, сколько в этих мифах правды и сколько - вымысла, не так легко, но автор книги совершил титаническую попытку разобраться в этом.

Артур Ленниг объездил полмира, собирая документы и свидетельства о Штрогейме. Он взял интервью у всех, кто знал Штрогейма и был ещё жив, когда Ленниг начал работу над книгой. Кроме того, Ленниг лично перемонтировал и перевыпускал фильмы Штрогейма с учётом того, какими хотел видеть их автор, ведь почти все они подвергались в Голливуде сильнейшим сокращениям - иногда в 4-5 раз. А после эти фильмы ещё сильнее сокращались, так как в них никто долгое время не видел никакой ценности: чтобы оценить талант Штрогейма, миру понадобилось не одно десятилетие.

 

 

Гениальный еврейский мальчик, великий шарлатан и настоящий художник - господи, до чего же он был талантлив! И великий актер к тому же, ему было дано все. Он всегда стоял немного в стороне от других, сам по себе.

Орсон Уэллс

В своем стремлении к реализму он мог по несколько дней снимать стаи летящих птиц - до тех пор, пока они не складывались в правильный узор.

Эфраим Кац

В режиссуре Штрогейм руководствовался одним простым правилом - смотри на мир пристальней, задержи свой взгляд - и тогда ты познаешь всю его жестокость и все его язвы.

Андре Базен


Фрагмент из книги:

Эрих фон Штрогейм не был простым смертным. Когда речь заходит о дате его рождения, семье, школьных годах или личной жизни, это выглядит нелепой уступкой фактам. А между тем этого человека в первую очередь характеризует именно вымысел, который превратился в самостоятельную действительность. Штрогейм приехал в Америку, когда ему было двадцать четыре года, и на протяжении долгих лет влачил жалкое существование. Неудачи преследовали его. Несмотря на это, вера в свое призвание помогла ему выдержать все испытания, ибо когда случай и голод привели его в зарождавшуюся киноиндустрию, он не только нашел свою истинную профессию, но и вскоре досконально овладел ею. Где еще, кроме как в Голливуде — этой стране грез, — он мог воплотить свои мечты? Обуревавшие его видения обрели реальность, а налет аристократизма позволил ему найти с Голливудом общий язык и, по крайней мере, какое-то время диктовать здесь свои условия. Его невероятная харизма не была придумана агентами — он создал себя сам.

Он прекрасно сознавал эту свою черту еще будучи нищим эмигрантом. Сойдя по сходням на остров Эллис в 1909 году, он мог бы пробормотать "Эрих Штрогейм" или робко стоять, ожидая, пока сотрудник иммиграционной службы подберет упрощенную форму его имени. Однако с необычайной самоуверенностью человека, которому суждено подняться на высоты, которые только он и мог вообразить, он торжественно заявил, что его имя Эрих Освальд Ганс Карл Мария фон Штрогейм. Подобно душе Уолта Уитмена, вмещавшей «множество разных людей», Штрогейм впоследствии докажет свою многоликость. Позже, в Голливуде, Штрогейм наденет маску офицера, аристократа и незабываемого негодяя. Первую актерскую славу ему принесла роль подлеца-гунна, вскоре он стал еще более известен как "Человек, которого приятно ненавидеть", но затем он начал писать сценарии, снимать фильмы и играть главные роли в собственных картинах. Всегда находясь в водовороте деятельности и конфликтных ситуаций, он был подарком для прессы: Штрогейм оказался не только непреклонным приверженцем правды жизни, приходившим в неистовство из-за деталей, которых не заметил бы и самый дотошный зритель — настоящее шампанское, а не газировка; икра, а не варенье из ежевики; Долина Смерти, а не песчаные дюны, — но и придирчивым диктатором, выкрикивавшим команды от зари до зари, чтобы снять восьмичасовой фильм, который никогда не выйдет на экран. Его лицо со шрамом, прическа, военная выправка, монокль и даже каблук врезались в память. Он всегда поворачивался на каблуке. Достаточно двух примеров: когда Ирвинг Толберг, незадолго до этого севший в кресло начальника отдела производства Universal, остановил съемки "Глупых жен", "фон Штрогейм уставился на новоиспеченного босса, затем повернулся на каблуке и гордо вышел из комнаты". Год спустя, когда Толберг уволил его со съемок "Карусели", Штрогейм опять бросил на него пристальный взгляд и "вышел, повернувшись на каблуке".

Со временем, когда с этим поворотом на каблуке познакомились почти все крупные студии, Штрогейм наконец оказался не у дел и вновь был вынужден опуститься до актерских работ у других режиссеров. Он играл безумного чревовещателя, безумного актера водевиля, безумного ученого, безумного режиссера — в общем, сумасшедших в том или ином обличье. В глазах всего мира и даже голливудских профессионалов он действительно был сумасшедшим гением, не имевшим понятия, где, когда и как остановиться, и потому уже не мог быть допущен к режиссуре.

Рекомендуем обратить внимание