Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / французская литература

icon Пустыня

Desert

book_big

Издательство, серия:  Амфора 

Жанр:  ПРОЗА,   французская литература 

Год издания: 2009 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция

Мы посчитали страницы: 414

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 206x134x24 мм

Наш курьер утверждает: 384 грамм

Тираж: 6000 экземпляров

ISBN: 978-5-367-01087-9

15 руб.

buy заказать к 8/11 »

Заказывайте, и появится в Студии 8 ноября :))

Юная Лалла – из рода Синих Людей, грозных воителей Сахары, у которых отняли всё, чем они владели.

Жизнь девочки в нищем Городке, между морем и голыми скалами, скудна, но до краев наполнена счастьем, потому что в ней есть простор и свобода. Многие здесь мечтают перебраться в Европу. Но Лалле пришлось не по вкусу иммигрантское житье в Марселе, в убогом и грязном квартале Панье. Даже беспечальное существование мегазвезды, чье лицо видишь всюду, чье прошлое — тайна, а имя — загадка, не прельщает ее. Однажды она уйдет, послушная зову Пустыни.

Читать фрагмент:

В ту пору мы жили в Сусе и были очень бедны, но счастливы вместе, потому что твой отец очень любил Лаллу Хаву. Она так хорошо смеялась и пела и даже умела играть на гитаре — сядет, бывало, на солнышке у дверей дома и поёт песни...

— А что она пела, Амма?

— Песни юга, иногда на языке шлехов, песни Ассаки, Гулимина, Тан-Тана, но я не умею их петь, как она.

— Всё равно, Амма, спой, я хочу послушать.

И вот под треск пламени Амма начинает тихонько напевать. Лалла старается не дышать, чтобы лучше расслышать песню своей матери.

— «Настанет день, о да, настанет день, когда ворон станет белым, и море пересохнет, и в цветке кактуса найдут мёд, и застелют ложе ветками акаций, в этот день в жале змеи не окажется яда, и ружейные пули больше не будут сеять смерть, это будет в тот день, когда я покину тебя, моя любовь...»

Лалла вслушивается в голос, шепчущий из пламени, она не видит лица Аммы, и ей кажется, будто до неё доносится голос матери.

— «Настанет день, о да, настанет день, и в пустыне навеки умолкнет ветер, и песчинки станут слаще сахара, и под каждым белым камнем меня будет ждать свежая вода, в этот день пчёлы споют мне песенку, это будет в тот день, когда я тебя разлюблю...»

Но теперь голос Аммы стал другим, более сильным и лёгким, он звучит высоко, как голос флейты, и звенит, как медные колокольчики, это уже не её голос, это голос незнакомой молодой женщины, которая поёт сквозь пелену пламени и дыма, поёт для Лаллы, для неё одной.

— «Настанет день, о да, настанет день, когда ночью засияет солнце, и луна прольёт в пустыню лужицы лунной воды, и небо опустится так низко, что я смогу дотянуться рукой до звёзд, в этот день я увижу, как пляшет передо мной моя тень, это будет в тот день, когда я покину тебя, моя любовь...»

Далекий голос ознобом пробегает по телу Лаллы, обволакивает её, затуманенным взглядом глядит она, как пляшут под лучами солнца языки пламени. Во время долгого молчания, прервавшего слова песни, до Лаллы доносятся издали звуки музыки, ритм праздничных барабанов. Ей кажется, она осталась одна — Амма ушла, оставив с Лаллой незнакомый голос, поющий песню.

— «Настанет день, о да, настанет день, когда я взгляну в зеркало и увижу в нём твоё лицо, и услышу твой голос на дне колодца, и узнаю следы твоих ног на песке, в этот день я пойму, что пришёл мой смертный час, потому что в этот день я потеряю тебя, моя любовь...»

Голос стал более низким и глухим, похожим на вздох, он слегка дрожит в колеблющемся пламени, теряется в клубах синего дыма.

— «Настанет день, о да, настанет день, и солнце почернеет, и земля разверзнется до самых недр, и море затопит пустыню, в тот день в глазах моих померкнет свет, и уста мои не произнесут больше твоего имени, и сердце моё перестанет страдать, в этот день я забуду тебя, моя любовь...»

Незнакомый голос угас в шёпоте, растворился в пламени и синем дыме, но Лалла долго ещё ждет, не шелохнувшись, пока до неё наконец доходит, что голос больше не вернётся. Глаза её полны слез, сердце сжимается от боли, но она молчит, а тем временем Амма снова начинает нарезать мясо тонкими ломтиками и укладывать их на деревянную решетку среди дыма.

— Расскажи мне о ней ещё что-нибудь, Амма.


Рекомендуем обратить внимание