Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / японская литература

icon Повесть о прекрасной Отикубо. Записки у изголовья. Записки из кельи. Записки из беседки над прудом

落窪物語. 枕草子. 方丈記. 池亭記

book_big

Издательство, серия:  Эксмо,   Библиотека Всемирной Литературы 

Жанр:  ПРОЗА,   японская литература 

Год рождения: 982  - 1212

Год издания: 2014 

Язык текста: русский

Язык оригинала: старояпонский

Страна автора: Япония

Мы посчитали страницы: 656

Тип обложки: 7А – Твердый переплет. Обтянут тканью (или бумвинил) + суперобложка

Оформление: Тиснение золотом

Измеряли линейкой: 206x138x34 мм

Наш курьер утверждает: 578 граммов

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-699-71865-8

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

«Удивительное свойство старинной японской прозы — её безобманность. Никогда не разочарует наших ожиданий: в меру далека и удивительна, чтобы увлечь, и так «похожа», так родственна, что дух захватывает. Эти книги читаются на двух уровнях — непосредственного впечатления (облака, рассвет, светлячки, вороны, хорошая бумага, шёлковый наряд) и прозреваемой во всём сути: непреложного единства человеческого рода, всего сотворённого. Близость далёкого, тем более ошеломляющая, что и своё-то подчас ускользает. Наверное, лишь в таком совпадении с “далёким” удаётся обрести “своё”».


Книга Повесть о прекрасной Отикубо. Записки у изголовья. Записки из кельи. Записки из беседки над прудом. 978-5-699-71865-8. Сэй-Сёнагон. Издательство Эксмо. Серия Библиотека Всемирной Литературы. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу,

 

«Повесть о прекрасной Отикубо» («Отикубо моноготари») написана неизвестным автором в Х веке. Это не только старейшая сказка в японской литературе об издевательствах мачехи над падчерицей, восточный вариант «Золушки», но и повествование о жизни и любви, об интригах и предательствах, о мести и прощении, о тайнах и вечных истинах. По существу это куртуазный роман, густо насыщенный бытом во многих красочных подробностях. Повесть рисует картины неслыханной роскоши, царившей во дворцах аристократов того времени. Многие её страницы посвящены описанию предметов искусства, которые были неотъемлемой принадлежностью жизни знатного сановника. Может показаться, что Отикубо и её возлюбленный живут по законам современного им общества, хотя на самом деле их история подчиняется законам волшебной сказки. Событиям даны реальные мотивировки, но они всё равно остаются невероятными, потому что действуют согласно фантастическому миру народного вымысла, где всегда торжествуют добро и справедливость. 

 

«Записки у изголовья» принадлежат перу, а точнее, кисти придворной дамы и известной писательницы рубежа X—XI веков Сэй-Сёнагон. Книга представляет собой собрание тонких и часто иронических наблюдений, афористических отрывков, дневниковых записей и пейзажных зарисовок. По изысканности литературной формы, психологической точности и богатству образного языка «Записки у изголовья» считаются жемчужиной японской средневековой художественной литературы. Название книги не принадлежит автору, оно было закреплено за книгой позже, путём отбора из разных вариантов. Записками у изголовья именовали в Японии тетради для личных заметок. В твёрдом изголовье кровати устраивали выдвижной ящик, где можно было прятать личные записи, письма или тетради. Именно такую тетрадь получает в подарок Сэй-Сёнагон, чтобы начать с необычной для того времени смелостью вести дневник жизни при дворе императрицы Тэйси. Все заметки в книге подразделяют на «рассказы о пережитом», «перечисления» и новый прозаический жанр «дзуйхицу» («вслед за кистью»).

«Вслед за кистью»... Что это означает? Можно представить, как автор, обмакнув в тушь кисть, задумчиво переносит мысль на бумагу. Прикосновение рождает знак, за ним другой,— как будто кисть сама бежит от строчки к строчке,— и летят вслед за нею и думы, и мысли, и чувства, и настроения. Свободно вдохновение, свободна мысль, а куда увлечёт она, куда уведёт автора, — да не всё ли равно? Кисть переносит на бумагу самое сокровенное, таящееся в глубине души, а автор всего лишь идёт «вслед за кистью».

 

Книга Повесть о прекрасной Отикубо. Записки у изголовья. Записки из кельи. Записки из беседки над прудом. 978-5-699-71865-8. Сэй-Сёнагон. Издательство Эксмо. Серия Библиотека Всемирной Литературы. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу,

 

«Записки из кельи» (по-японски значит буквально «Записки квадратной сажени») резко выделяются из общей массы дзуйхицу наличием строгой архитектоники, обдуманности общего плана и его отдельных частей. Камо-но Тёмэй как будто заранее наметил себе общий план, установил характер, особенности и последовательность отдельных частей, разработал стилистический строй каждой части и, выполняя задания, связал всё в одно целое, отличающееся строгой внутренней гармоничностью и соразмерностью. При такой работе отпало всё лишнее, не осталось места для длиннот, повторений и нескладности. 

«Записки» могут служить материалом для реконструкции биографии автора. Рассказывается весь путь от жизни светского человека до переселения в келью на горе Тояма, где Тёмэй приобщился к жизни отшельника. Перед нами повествование о том, какие обстоятельства могут привести человека к такой существенной перемене в жизни. По сути это философское размышление: что есть жизнь, отчего так невечно и непрочно земное существование, к чему жизнь в миру, если она столь суетна, а отдохновение можно обрести лишь на лоне природы? 

 

Про отдохновение — но в личном маленьком саду — «Записи из беседки у пруда» Ёсисигэ-но Ясутанэ. Он был человеком, глубоко верующим в Амиду. В своём произведении он  излагает историю создания своего сада, который позволяет ему отрешиться от бренного мира после службы во дворце. Автор возвращается домой, возносит молитвы Будде, читает сутры. Похулив нравы нынешнего времени, когда люди пренебрегают словесностью, а чтят только знатность и богатство, Ёсисигэ Ясутанэ находит душевное отдохновение в одиночестве. «Я запер ворота и закрыл двери, и в одиночестве декламирую стихи. Если же хочу развлечься, то возьму ребенка, сяду с ним в маленькую лодочку и буду отбивать такт ударами о её борт и стучать веслами».

Сады государя и высокопоставленных аристократов предназначались для совершения там публичных действ, а частный сад Ясутанэ — место сугубо приватное, место не встречи с людьми, а сокрытия от них. Автор, пресытившись суетой дворца, нуждается в таком уединённом месте, где только и возможно предаться учению Будды и учёным занятиям, достичь душевного спокойствия. Достигается же оно в единении с идеально устроенной средой обитания, в подчинении своего жизненного ритма сезонным изменениям и ожиданиям. В идеальной жизни ритм существования «отбивается» не часами придворной службы, а временами года. 

Рекомендуем обратить внимание