Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

русская литература / ПОЭЗИЯ

icon Полдень в комнате (избранные стихотворения 1972-1986 годов)

book_big

Издательство, серия:  Лениздат 

Жанр:  русская литература,   ПОЭЗИЯ 

Год рождения: 1972  - 1986

Год издания: 2016 

Язык текста: русский

Страна автора: СССР, США

Мы посчитали страницы: 224

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон + суперобложка

Оформление: Частичная лакировка

Измеряли линейкой: 196x135x16 мм

Наш курьер утверждает: 320 грамм

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-4453-1004-4

29 руб.

buy заказать к 5/07 »

Заказывайте, и появится в Студии 5 июля :))

Впервые после смерти поэта Фонд наследия Бродского разрешил подготовить новый состав стихотворений, отличный от прижизненных сборников поэта. Составителем выступил петербургский поэт, переводчик и редактор Игорь Булатовский.

В книги вошли стихотворения Бродского 1962–1996 годов, в том числе — опубликованные в знаменитом американском издательстве «Ардис» и ранее не включенные автором в сборники.

Книга «Полдень в комнате» включает стихотворения 1972–1986 годов. При составлении сборников Игорь Булатовский предпринял попытку не просто изменить состав стихотворений, но выстроить личный «канон Бродского» и осмыслить каждую его часть в небольшом послесловии.

 

Книга Полдень в комнате (избранные стихотворения 1972-1986 годов). ISBN 978-5-4453-1004-4. Автор Иосиф Бродский. Joseph Brodsky. Издательство Лениздат. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

 

Из послесловия Игоря Булатовского

Поэтическая речь в генезисе складывается из смысла и воздуха. Из толкотни слов в гортани и из дыхания, превращающего эту толкотню в синтаксический поток, в предложение, а гортань — в орган мысли. Из предельной — в своей экономной, частной соотнесённости с миром — полноты; и предельной — в своей расточительной всеобщности — пустоты. Из олицетворения и безликости. Но если смысл детски льнёт к явлению, а явление в своей (наивно чаемой поэтом) благодарной осмысленности, скáзанности, питает собою смысл, то воздух — собственно воздух, место без времени, — безразличен и к смыслу, и к слову, и к тому, что называется дыханием поэтическим.

Отпущенное на волю воздуха и ставшее звуком смысло-слово в самом равенстве слога глотку кислорода — сирота. Поэтому речь поэта — сиротство звука. Мир явлений истоптан, исслежен ртами, губами, выпускающими звук, вылеплен ими в пустоте, чистоте воздуха, в бесчеловечном (хоть и дающем подышать) веществе, назначение которого — постоянно отбеливать лист, на котором кольцами, петлями и клинышками букв сказывается явление.

В этом сказывании воздух — вещь языка, также как звезда, чей облик продиктован ртом, также как ничто, существующее только в пределах языка, только в силу способности разума к отрицанию. Но воздух не хочет быть этой вещью, он желает быть бездумным Бореем, попирающим трофеи уст, загоняющим их восвояси: из речи — в грамматику без препинанья и феноменологических преткновений, из грамматики — в безгрешность алфавита, из алфавита — в чистую фонетику трахеи, в безликий ликбез рая, то есть за-мирности: Единого, мира идей, Абсолюта, прафеномена.

Воздух вне языка — это предел, это эпилог, наступающий сразу же, без повествования. Он предел для сетчатки, поскольку необитаем смыслом, в силу неназванности, нескáзанности (несказáнности) омываемого им явления, которое в нём — воспринимающем «четыре», «шесть», «восемь» лучше, чем речь, — может быть взято лишь в цифрах, в тамерлановой тьме тём, что подстать ему самому и превращает разглядывание воздуха в род астрономии. Он и сам по себе предел, поскольку с его точки зрения край земли всюду, и сумма мелких слагаемых этого мира, несмотря ни на какие перемены мест внутри него, неузнаваемее нуля, то есть — пат, вечный шах следствия причине.

 

Книга Полдень в комнате (избранные стихотворения 1972-1986 годов). ISBN 978-5-4453-1004-4. Автор Иосиф Бродский. Joseph Brodsky. Издательство Лениздат. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

 

Воздух — метафизический океан, хранящий бесконечное число, чья рябь баюкает вечную щепку. Смотрящий на эту щепку может быть только телом, стоящим во тьме как зеркало, и на лице у этого тела (на том, что когда-то было лицом у цикладской вещи) и на телесном его уме не может быть ничего кроме ряби. А если тело решает испытать этот предел, эпилог, и делает шаг вбок с дебаркадера, то оно падает вглубь бесконечного числа — без всплеска. Поэтому телу в бумажной шляпе или плаще, то есть совершенному никому, остаётся лишь скользить щербатой улыбкой по щербатой изгороди, становясь кустом шиповника и крича об этом жимолостью, не разжимая уст.

Но это тоже чаемое — чаемое, обретающее выход в поэзии — магии отчаяния, того отчаяния, степенью которого человек только и способен отличаться от самого себя, от своей тавтологии, от двойничества следствия и причины в самом себе. Даже кружа по комнате точно шаман, человек может лишь наматывать на себя пустой воздух, узнавать то, что знает внутри него, шамана, Бог: что Он, Бог — тавтология.

Если поэтическая речь — сиротство звука, то поэт — сирота мира явлений, то есть мира, который, оставаясь самим собой, постоянно ускользает от смысло-слова. У поэтической речи есть муза — муза точки в пространстве, она же, если смотреть из этой точки, — муза утраты очертаний. Но музой она зовётся только в силу традиции. На деле же это просто голос, сдержанный, частный голос, пытающийся удержать мир в знакомых пределах, пусть и поддающихся банальному объяснению: перечислению, дневнику наблюдений, запискам натуралиста, позволяющим слиться с жизнью, с долями и величинами её шелестящей материи, которую, если очень долго вглядываться, омывает — это можно услышать — драгоценная и праздная, данная шаману на краю языка, в его раю и месте бессилья — безжалостная бирюза.

Рекомендуем обратить внимание