Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / New / американская литература

icon Пой, даже если не знаешь слов

Hum If You Don't Know the Words

book_big

Издательство, серия:  Фантом Пресс 

Жанр:  ПРОЗА,   New,   американская литература 

Год рождения: 2017 

Год издания: 2019 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: ЮАР

Мы посчитали страницы: 448

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 207x138x32 мм

Наш курьер утверждает: 480 грамм

Тираж: 5000 экземпляров

ISBN: 978-5-86471-813-1

22 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Книга, показывающая, что мир вовсе не делится на чёрное и белое.  

USA Today

 

В своём выдающемся дебюте Мараис не побоялась взяться за такую сложную тему, как расизм, но сделала это удивительно тонко и нежно. Мы следуем за героинями от первых трогательных глав к очищающему финалу, погружаемся в эту потрясающую драматическую историю, которую невозможно забыть. 

Publishers Weekly

 

Лирическая и ироничная интонация... Увлекательная история о том, как можно найти семью в самом неожиданном месте, как ​​сохранить себя и свою идентичность даже во время разбушевавшейся бури.

Library Journal

 

Дебютный роман Бьянки Мараис — идеальное чтение для всех, кто полюбил «Убить пересмешника» Харпер Ли, «Прислугу» Кэтрин Стокетт и «Бегущего за ветром» Халеда Хоссейни. Жизни девятилетней Робин из благополучной белой семьи и чернокожей Бьюти, матери трёх детей, никогда не должны были пересечься. Робин скучает в шахтёрском пригороде Йоханнесбурга, а Бьюти изо всех сил пытается в одиночку поднять детей. Но восстание школьников, вышедших на улицы города с протестами против порядков апартеида, сметает привычное существование, и Робин с Бьюти оказываются в одном доме, а их судьбы тесно переплетаются. Робин, умная и предприимчивая, обожающая книги про сыщиков, твёрдо настроена стать детективом. И такая возможность ей предоставляется — Бьюти явно что-то скрывает от неё и не менее явно она нуждается в помощи. И Робин начинает действовать, не сознавая, к каким трагичным последствиям может привести её игра. История, рассказываемая поочередно Робин и Бьюти, постепенно превращается в настоящий гобелен, на котором запечатлены судьбы девочки и женщины, оказавшихся в самом центре исторической бури. Для Робин поиски правды, начавшись как игра, постепенно превратятся в путешествие самопознания, в дорогу к правде и искуплению. Роман с интригующе непредсказуемым сюжетом, полный тёплого юмора и обаяния.  


Книга Пой, даже если не знаешь слов. Hum If You Don't Know the Words. 978-5-86471-813-1  Автор Бьянка Мараис. Bianca Marais. Издательство Фантом Пресс. Беларусь, Минск. Книжный магазин Сон Гоголя (vilka.by) . Купить книгу, читать рецензии

 

Читать отрывок

Что-то щекотно прокладывало путь по моей руке, но я не хотела отвлекаться от наружного наблюдения. Я не считала это что-то помехой моей сверхсекретной шпионской миссии, пока оно не остановилось, чтобы отхватить шматок моей кожи.

 — Ай!  Я уронила бинокль, схватилась за мягкую плоть предплечья и обнаружила, что мною закусывает красный муравей.

Сбив его щелчком, я оглянулась. Кэт лежала на песке животом, опираясь на локти,  в такой же позе, как я.

 Посмотри, что ты натворила,  прошипела я.  Из-за тебя мы легли в гнездо красных муравьев.

Кэт глянула на массу, роившуюся под нами в песке, и посмотрела на меня, глаза её округлились от страха.

 Извини!

 Извинения не помогут, чучело. Полюбуйся  на нас напали! Быстро, уходим, пока мальчишки не появились.

Мы отряхнулись и, пригнувшись, побежали к другой точке, наблюдательному пункту ничуть не хуже, но расположенному гораздо ближе к арене действий, чем мне хотелось бы.

Мы пробрались на место встреч мальчишек, в огромный отвал через дорогу от нашего пригорода. В посёлке Витпарк селились шахтёры с близлежащей шахты Витбок, которая выделяла деньги на жильё, так что все мы жили вдоль владений шахты. После того как золото извлекали из породы, оставалась только гора песка, и это соседство было неотъемлемой частью всего шахтерского образа жизни, как говорил мой отец. Видимо, шахте недостаточно спускать людей в самое брюхо земли, жаловался он, надо ещё заставить любоваться на её кишки с собственного заднего двора.

В зимние месяцы отвал с восьмиэтажный дом казался песчаным цунами, грозившим засыпать нас с головой. Весной, когда ветер дул почти беспрерывно, на отвале вырастали чахлая трава и всклокоченные кустики, похожие на полипы, неспособные удержаться на почве, как бы яростно они за неё ни цеплялись. В эти месяцы с отвала волнами сыпал мелкий белый порошок, он покрывал дома, лужайки, машины  ничто снаружи не могло укрыться от этой напасти,  а потом проникал в оконные щели, чтобы набиться в уголки наших глаз, пока мы спали.

Смыть эту пыль могли только дожди, а летняя жара заставляла отвал мерцать, как мираж, и он становился золотым, волшебным. Именно тогда он звал к себе настойчивее всего  сирена коварно манила нас загадками своих расщелин и стволов.

Конечно, нам не разрешалось играть на отвале. Нам не разрешалось даже подходить к нему, это было строго запрещено, потому что опасно. Там регулярно случались оползни, можно было сломать шею или задохнуться насмерть. Мы пересказывали друг другу байки о детях, которые спускались в туннели и никто их больше не видел, и о призраках шахтеров, которые погибли под землей и теперь рыскали внутри отвала, обуреваемые жаждой мести. Родители предупреждали нас, что в отвале ночуют чернокожие бродяги, которым ничего не стоит убить белого ребенка. Ни одна из этих историй нас не удерживала. У кейптаунских детей была Столовая гора; у нас были породные отвалы Ист-Рэнда, где разворачивались наиболее захватывающие эпизоды нашей жизни.

 Быстро, прячься! Я их слышу,  прошипела я.

Мы нырнули в высокую траву и пригнули головы, слыша, как мальчишки пробираются по тропинке к горной выработке.

Они встречались здесь почти каждый день после школы, и мне до смерти хотелось знать, что они затевают. Их было шестеро, от восьми до двенадцати лет, и они называли себя Die Boerseun Bende, в вольном переводе — «Банда юных африканеров». Мне отчаянно хотелось присоединиться к их группе, и я сочла, что если буду знать, какие обязанности накладывает членство в банде, то смогу хотя бы подать заявку на вступление.

Я знала, что мои шансы не особенно высоки. Мальчишки принимали меня в свои игры всего дважды: когда меня позвали быть воротцами (не вратарём, заметьте) в крикете и ещё когда я по глупости согласилась испытать одно из их изобретений  на тот момент это был громадный скейтборд с ручным тормозом. Хитроумное изобретение оказалось не слишком хитроумным, о чём свидетельствуют шрамы у меня на коленях.

В обоих случаях я не показала истинного характера; чтобы явить свои блестящие достоинства, мне нужны были только правильные обстоятельства, так что я неделями пыталась дознаться, чем мальчишки занимаются, когда исчезают на отвале. Следовать за ними не получалось  мальчишки сообразили насчет моих намерений и постоянно проверяли, не иду ли я за ними. В конце концов, вдохновленная своими героями из книжки, Великолепной Семеркой, я решила устроить наблюдательный пост  лучший способ шпионить за «бандой африканеров».

Кэт я разрешила увязаться за собой при условии, что она будет вести себя тихо и не станет ныть. Надо было бы добавить и второе условие — не прятаться в опасных для жизни укрытиях, но век живи, век учись.

Пока мы лежали, пытаясь слиться с ландшафтом, Пит Беккер шагнул с тропинки к огромному трухлявому стволу, почти целиком перекрывшему выровненную выработку. Пит был босиком, в белых шортах и зелёной трикотажной кофте для регби с длинными рукавами, остальные в его отряде были одеты так же. Мальчики-африканеры, кажется, не чувствовали холода и могли ходить босыми все зимние месяцы.


Перевод с английского — Елены Тепляшиной.

Рекомендуем обратить внимание