Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / немецкая литература

icon Пианистка

Die Klavierspielerin

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   Книга non grata 

Жанр:  ПРОЗА,   немецкая литература 

Год рождения: 1983 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Язык оригинала: немецкий

Страна автора: Австрия

Мы посчитали страницы: 416

Тип обложки: 7Бц – Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная.

Измеряли линейкой: 221x150x25 мм

Наш курьер утверждает: 452 грамма

Тираж: 2000 экземпляров

ISBN: 978-5-17-090051-0

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Пианистке Эрике Кохут за тридцать. Её отношения с музыкой, высосавшей из неё все соки, с деспотичной матерью, чьих надежд на карьеру она не оправдала, с учеником консерватории, где она работает преподавателем, — сливаются в болезненный водоворот привязанности и отвращения, в котором любовь принимает самые извращённые формы. Роман «Пианистка» — это больше, чем книга про «отцов и детей», травмы привязанности и пролонгированное самоубийство. Больше, чем книга о женской слабости, хрупкости разума и призраках, вьющих гнездо в сердце Эрики Кохут. Это — знаковое произведение современной литературы, оглушительная симфония, блистательная попытка Эльфриды Елинек отыскать в человеке хоть что-то человеческое.

 

Эльфрида Елинек "Пианистка"

 

Эльфрида Елинек "Пианистка"

 

Роман вышел в 1983 году, имел сенсационный успех у публики, но в то же время вызвал жесточайшие споры и обвинения в аморальности, а многие критики и читатели тут же углядели автобиографическое значение с сильным элементом сублимации посредством текста в основе (властная мать прочила Эльфриде карьеру музыкального гения). В 2001 году «Пианистка» была в весьма радикальной манере экранизирована австрийским режиссёром Михаэлем Ханеке с Изабель Юппер в главной роли. Фильм был единогласно признан одной из самых значительных лент в современном кинематографе и получил три главных приза на Каннском кинофестивале 2001 года (лучшая режиссура, лучшая женская роль, лучшая мужская роль).


 

Фрагмент из книги:

В квартиру, в которой она живёт вместе с матерью, учительница музыки Эрика Кохут врывается как ураганный ветер. Матери нравится называть Эрику «мой маленький ураган», ведь ребёнок порой неудержим и стремителен. Ребёнку так и хочется улизнуть от матери. Эрике уже далеко за тридцать. Что касается матери, то её по возрасту легко спутать с бабушкой. Эрику она произвела на свет после долгих и нелёгких лет замужества. Отец не мешкая передал эстафету дочери и исчез со сцены. Эрика появилась, а отец пропал. Шустрой Эрика стала по необходимости. Она влетает в квартиру, словно листва, взвихренная порывом ветра, и пытается проскользнуть в свою комнату незамеченной. Но мамочка уже заняла позицию в проёме двери и зовет Эрику на расправу. Призывает её к ответу и прижимает к стенке: инквизитор и расстрельная команда в одном лице, которое семья, частная собственность и государство наделили неоспоримым материнским правом. Мать допрашивает Эрику, почему та явилась домой только сейчас, в такую позднюю пору. Последний ученик Эрики, осыпанный её презрительными насмешками, отправился домой часа три тому назад. Эрика зря надеется, что скроет от матери, где болталась. Дитя пытается дать ответ на немой вопрос, но веры ей нет – уж сколько раз она обманывала. Мать некоторое время выжидает, впрочем, совсем недолго, потом вслух принимается считать до трёх.

Уже на счет «два» дочь пытается сплести новый ответ, далеко уходя от рассказа об истинном положении вещей. Мать вырывает у неё из рук папку, набитую нотами, и в разинутом чреве обнаруживает горький ответ на свой вопрос. Вместе с четырьмя тетрадями Бетховена в папку втиснуто новое платье, только что купленное, это сразу видно. Мать обрушивает на обновку взрыв негодования. Там, в магазине, расправленное на вешалке, платье выглядело так привлекательно, оно было такое яркое, так ладно облегало фигуру, а вот теперь оно похоже на мятую тряпку, которую мать распинает взглядом. Потрачены деньги, которые хотели положить на книжку! Брошены на ветер! Вместо платья им следовало обернуться вкладом в австрийском Сбербанке в счёт будущей строительной ссуды, если бы Эрика не поленилась сделать несколько шагов к шкафу с бельем, в котором из-под стопки простыней выглядывает сберегательная книжка. Но сейчас книжки там нет, она погулять вышла, с неё сняли деньги, и результат налицо: Эрику заставят надевать это платье всякий раз, когда ей захочется узнать, куда денежки деваются. Мать кричит:

– Ты профукала деньги, которые нам до зарезу нужны! Мы могли бы въехать в новую квартиру, но у тебя терпения не хватает, зато есть новая тряпка, которая скоро выйдет из моды.

Мать все откладывает на потом. Сразу ей ничего не нужно. Единственное исключение она делает для дочери, она всегда хочет знать, где та находится, на случай, если у мамочки случится вдруг сердечный приступ. Мать сейчас экономит, чтобы потом пожить в своё удовольствие. А Эрика возьми да купи себе платье, вещь ещё более недолговечную, чем полоска майонеза на бутерброде с рыбой. Оно выйдет из моды даже не через год, а через месяц. Деньги не выйдут из моды никогда.

Деньги копят на покупку большой квартиры. Тесная квартирка, которую они снимают, настолько допотопная, что её и бросить не жалко. Прежде чем переехать, они закажут встроенные шкафы на свой вкус и сами решат, как будут устроены внутренние перегородки, ведь для их новой квартиры используют совершенно новую систему строительства. Всё сделают точно по желанию заказчика. Кто платит, тот и заказывает музыку. Мать получает мизерную пенсию, ей и заказывать, а Эрике – платить. В этой новой, с иголочки, квартире, построенной по самому современному методу, у каждого будут свои владения: Эрика здесь, мать – там, и владения их будут тщательно отделены друг от друга. Будет и общая гостиная, где можно вместе проводить время. Если они захотят. Мать и дитя, разумеется, захотят, они ведь – как бы одно целое. Даже здесь, в этом медленно разрушающемся свинарнике, у Эрики есть собственная территория, где она свободно передвигается под неусыпным надзором. Свобода условна, мать может войти в любую минуту. В дверь комнаты не врезан замок, у ребёнка не должно быть тайн.

Жизненное пространство Эрики составляет маленькая комната, в которой она вольна делать всё, что захочет. Её никто не ограничивает, ведь это её комната. К владениям матери в этой квартире относится всё остальное. Хозяйка в доме, которая обо всём заботится, держит под контролем каждый уголок, а Эрика только пожинает плоды домашнего труда, который выполняет мать. Эрика не знает тяжёлой работы, руки пианистки надо беречь от домашней химии. В редкие минуты передышки особую заботу у матери вызывает её многоликая собственность. Разве уследишь, где она находится? Куда она опять запропастилась, эта неугомонная собственность? В чьих домах, по чьим комнатам носится она, словно вихрь, одна или с кем-то на пару? Беспокойная как ртуть Эрика, это ускользающее из рук создание, может статься, куролесит в данную минуту невесть где и вытворяет невесть что.

Но каждый день, секунда в секунду, дочь неизменно вновь появляется там, где её место, – дома.

 

Перевод с немецкого - Александр Белобратов.

Рекомендуем обратить внимание