Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

New / КУЛЬТУРОЛОГИЯ

icon Парк культуры: культура и насилие в Москве сегодня

book_big

Издательство, серия:  Новое издательство 

Жанр:  New,   КУЛЬТУРОЛОГИЯ 

Год издания: 2018 

Язык текста: русский

Язык оригинала: русский

Страна автора: Россия, США

Мы посчитали страницы: 198

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 205x145x16 мм

Наш курьер утверждает: 250 граммов

ISBN: 978-5-98379-227-2

19 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Новая книга Михаила Ямпольского — попытка средствами философской антропологии описать московское сегодня, в котором органично уживаются масштабное городское благоустройство и всепроникающее насилие, политические репрессии и культ исторической памяти, бум культурного потребления и всплеск радикального искусства.

По мнению Ямпольского, в основе этого непротиворечивого соседства лежит специфический уклад «парка культуры» — уклад деполитизированного общества, подчинённого аффектам и стирающего любые различия.

 

Книга Парк культуры: культура и насилие в Москве сегодня. Михаил Ямпольский. 978-5-98379-227-2 Новое издательство. Беларусь.  Минск. Книжный Сон Гоголя (vilka.by). Купить книгу. Читать отзывы. Читать рецензию. Читать фрагмент

 

«Книга Михаила Ямпольского «Парк культуры. Культура и насилие в Москве сегодня» вышла прямо накануне чемпионата, и она ровно об этом. «Часто на вопрос «как жизнь?», обращённый к моим российским приятелям (Ямпольский живёт в Нью-Йорке. — Ред.), я получал ответ: «Настроение хуже некуда, вокруг нарастают произвол, насилие, мракобесие, агрессивность, но зато в области культуры очень много интересного: театральные премьеры, выставки, масса прекрасных лекций и пр. Глаза разбегаются». Это одновременное ощущение нарастающего ужаса и культурного бума срослось вместе <…>. Я бы даже сказал, что насилие не просто соседствует с культурой, но входит в её состав в качестве важного ингредиента».

Иллюстраций этой срощенности можно набрать множество. Ну, скажем, суперсветская премьера балета «Нуреев», которой тот факт, что режиссёр находится под домашним арестом, только добавил интереса. Или методы, которыми внедряется московское благоустройство, когда «окультуривание» города достигается работами антигуманного размаха, чуть ли не полностью блокирующими нормальную жизнь людей.

Тут важно, что в современном понимании к зоне культуры относятся и балет, и широкий тротуар. Искусство теряет изолированность, войдя в общий сегмент с велодорожками и прочими приметами «стиля жизни», составляя феномен, который Ямпольский называет «парком культуры» (его квинтэссенция — конкретный ЦПКиО времени Капкова и позже). Насилию, разумеется, проще войти на эту территорию, чем на территорию отдельного замкнутого на себя искусства.

Книгу Ямпольского можно считать неким соседним разговором к уже навязшему в зубах (и ушах) обсуждению «интеллигенции и коллаборации». Можно ли, оставаясь «приличным человеком», пожимать руку, скажем, Мединскому, и насколько пятнают госденьги какое-нибудь критическое по отношение к режиму культурное действо, на них сделанное?

Надо отдать должное автору «Парка культуры»: он не занимается критикой столичной интеллигентной публики, а описывает московский бульон, пытаясь определить рецепт этого варева, соединяющего культурный бум и чуть ли не ежедневные акты подавления свободы.

Нельзя сказать, чтобы к этой книжке нельзя было бы придраться. Даже наоборот — автор отчасти напрашивается.

Он не может или не хочет освободиться от встроенных черт эмигрантского взгляда на некогда родные палестины: от высокомерия, от пренебрежения деталями той самой московской жизни, о которой пишет. Но всё это не заслоняет по-настоящему актуальной мысли, которую он предлагает.

В России уничтожена политика как образ мысли и действия: в первую очередь, потому что всеми силами замыливается любое разграничение, любое понимание «нас» и «их», любая оформленность этого понимания. Феномен московского «парка культуры», о котором пишет Ямпольский, действительно показательная репрезентация этого — на его территории принципиально не работает разность идеологических воззрений. Он, как премьера «Нуреева», включает в себя и творцов насилия, и его жертв, не разграничивая их. Его участники — не политические оппоненты, а потребители «современного искусства», «любители роликов» и т.д. Транслируемое разнообразными СМИ это «неразличение», существующее в потребительски-культурном гетто, протуберанцами накрывает всю страну. Практически единственный, кто пытается внести в российское публичное пространство политическую дифференциацию «мы» против «них» — это Навальный, пишет Ямпольский. И поэтому он абсолютно неприемлем для власти.

С этим невозможно не согласиться. Теперешняя российская ситуация растворяет всякое жёсткое самообозначение. Всякую оформленность. Всякое понимание границы. В итоге, граница — даже как бы существующая по умолчанию, например, между «западниками» и «патриотами», — стирается, группы смешиваются так, что в одном вопросе можно быть «с одними», а в другом — с другими. Протестные настроения из конкретных превращаются в общие, из политических — в эстетические».

Анна Наринская,
«Новая газета»

Рекомендуем обратить внимание