Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / ПУТЕШЕСТВИЯ / французская литература

icon Париж от Цезаря до Людовика Святого. Истоки и берега

Les Rivages et les Sources. Paris de Cesar a Saint Louis

book_big

Издательство, серия:  КоЛибри,   Города и люди 

Жанр:  ПРОЗА,   ПУТЕШЕСТВИЯ,   французская литература 

Год рождения: 1971 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция

Мы посчитали страницы: 336

Тип обложки: 7Бц — Твердая обложка, целлофанированная (или лакированная) + суперобложка

Оформление: Черно-белые иллюстрации

Измеряли линейкой: 218x173x21 мм

Наш курьер утверждает: 554 грамма

Тираж: 4000 экземпляров

ISBN: 978-5-389-08124-6

21.50 руб.

buy заказать к 15/03 »

Заказывайте, и появится в Студии 15 марта :))

Морис Дрюон (1918—2009) — французский писатель, участник Сопротивления и один из авторов «Песни партизан», ставшей неофициальным гимном этого движения. На протяжении четырнадцати лет возглавлял Французскую академию.

В книге «Париж от Цезаря до Людовика Святого» Дрюон с точностью историка и гордостью истинного парижанина рассказывает о городе, хранящем память Франции и её душу. Великий специалист в области исторической фрески, Дрюон оживляет на страницах книги триумфаторов и несчастливцев, гениев и злодеев, формировавших первоначальные облики столицы Франции: Юлия Цезаря, выведшего из тени обычную галльскую деревушку и решившего, что её призвание — стать столицей; солдата, поэта и философа Юлиана Отступника, провозглашённого войсками в Париже императором; Аэция, победителя Аттилы и «первого из французов»; враждующих королев Фредегонду и Брунгильду; Дагоберта, так мало напоминающего героя детской песенки; Карла Великого... без его пышной бороды; мятежника-интеллектуала Абеляра, основавшего Университет; первого «отца отечества» Сугерия; Филиппа Августа — вундеркинда во власти; Людовика Святого — «величайшего невротика Истории»...

 

Введение

«Париж мне по-прежнему мил; я отдал ему своё сердце ещё в дни моего детства... Я француз только благодаря этому великому городу: великому численностью своих обитателей, великому — своим на редкость удачным местоположением, но сверх всего великому и несравненному своими бесчисленными и разнообразнейшими достоинствами: это слава Франции, одно из благороднейших украшений мира».

Когда Мишель Монтень писал эти строки, Парижу сравнялось уже шестнадцать столетий и он весь целиком умещался на пятистах гектарах земли. Сегодня Париж раскинулся на более чем десяти тысячах гектаров. За четыре последних века существования столица Франции увеличилась в двадцать раз.

Монтень, попади он из своего Парижа в сегодняшний, не узнал бы ничего, кроме собора Парижской Богоматери, шпиля Сент-Шапель, башни Святого Иакова, кусочка Лувра да нескольких стен в Клюни... Что же до остального: дорог, зданий, транспорта, лавок, звуков, — тут ему просто всё показалось бы чужим, ну, кроме разве что названий некоторых улиц на табличках... а если говорить о людях, то, может быть, родными ему показались бы повадки студентов, пробегающих каждый день через скверик у Сорбонны, мимо его мраморного подобия, где Монтень изображён сидящим — совсем по-домашнему, нога на ногу. Скульптура почти не возвышается над землёй — мыслитель на одном уровне с проходящими людьми, но одном уровне с жизнью. Но Факультетская улица, где уже в наше время Монтеню воздвигнут памятник, на цоколе которого выгравированы сказанные им прекрасные слова, — эта улица показалась бы ему незнакомой.

Тем не менее Париж как город совершенно тот же, потому что, желая рассказать о нём, дать ему определение, воспеть ему хвалу, — мы говорим словами Монтеня, не меняя ни буквы. В ходе веков камни стираются быстрее, чем слова.

Слава города и его долговечность складываются в основном из поступков, горестей, драм, снов и мечтаний людей, поколения которых сменяют одно другое и память о которых сохраняется дольше, чем их жилища. Добавляя после многих других собственную хвалу городу, я уступаю при этом своим склонностям романиста. В истории первых веков его существования, часто весьма туманной и неопределённой, я прилагаю особые старания к тому, чтобы различить человек, людей, тех, чьи деяния, следуя одни за другим, сотворили легенду и соткали его судьбу.

 

Книга Париж от Цезаря до Людовика Святого. Истоки и берега. Les Rivages et les Sources. Paris de Cesar a Saint Louis. ISBN 978-5-389-08124-6 Автор Морис Дрюон. Maurice Druon. Издательство Колибри. Серия Города и люди. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в М

 

В книге «Истоки и берега» Дрюон поэтически живо рассказывает о Средиземном море, на берегах которого зародились начала культуры человечества.

Средиземноморью посвящается

Эта книга посвящена Средиземному морю, вот уже семь или десять тысячелетий остающемуся неиссякающим источником цивилизаций, существующих и поныне. Здесь, на берегах этого невероятно плодовитого моря, родились знания, логика, эпическая поэзия, письменность, астрономия, появились обработка и литьё металлов, здесь человек впервые осознал свою связь со Вселенной. Здесь создал он свою космогонию, вернее – череду космогоний, некое общее представление о мире, здесь начал познавать самого себя , здесь ощутил желание предвидеть и самому строить свою судьбу. Вся история человечества, сначала в масштабах одного континента, потом – всей планеты, происходит отсюда, из этого небольшого озера, из этого материнского лона, из этой голубой матки, ибо в настоящее время ничто на земле не решается и не совершается без оглядки на Европу, истинную дочь Средиземноморья.  

<...>

Собранные здесь тексты родились из путешествий, чтений, раздумий. Я не стал выстраивать их в хронологическом порядке, что не имело бы особого смысла, ибо большинство из них являют собой совокупность впечатлений и заметок, собранных в самое разное время. На этих берегах времени мысли откладываются илом — одна поверх другой. Я предпочёл соблюсти порядок географический.

 

Перевод с французского Натальи Васильковой, Серафимы Васильевой

Рекомендуем обратить внимание