Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

CLOSED

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ДЕТСКИЕ КНИГИ / 7-10 лет / 11-16 лет / Популярная наука для детей:)

icon Новые рассказы Рассеянного Магистра (иллюстрации Вячеслава Сергеева)

book_big

Издательство, серия:  Издательский Дом Мещерякова,   Пифагоровы штаны 

Жанр:  ДЕТСКИЕ КНИГИ,   7-10 лет,   11-16 лет,   Популярная наука для детей:) 

Год рождения: 1971 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Страна автора: Россия

Мы посчитали страницы: 192

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 220x173x16 мм

Наш курьер утверждает: 468 граммов

Тираж: 5000 экземпляров

ISBN: 978-5-91045-828-8

Показания к применению: от 7 до 11+ лет:-)

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

«Новые рассказы Рассеянного Магистра» завершают знаменитую трилогию о чудаковатом математике — Магистре Рассеянных Наук. На этот раз читателей ждёт почти остросюжетный боевик: нерадивый художник из далёкой страны Терранигугу изобразил на марке вместо Христофора Колумба другого знаменитого путешественника, Марко Поло. Из-за этой ошибки был уничтожен весь уже напечатанный тираж марок, кроме двух, случайно оставшихся. Спустя время их цена поднялась невероятно, и именно в этот момент эти марки похитили у коллекционера. Так что Магистру с его верной спутницей Единичкой не остаётся ничего другого, кроме как отправиться на поиски. А значит, Клубу Рассеянного Магистра предстоит ещё не одно увлекательное заседание, посвящённое разбору математических нелепостей и поиску самых точных и верных решений.

Трилогия про Рассеянного Магистра появилась почти полвека века назад. Её первые читатели давно уже выросли, и многие из них наверняка стали настоящими математиками благодаря ей — таким интересным оказывается мир чисел, математических правил и парадоксов, с которым знакомит нас выдающийся советский учёный, педагог и популяризатор науки Владимир Лёвшин.  «Путевые заметки Рассеянного Магистра» и «Новые рассказы Рассеянного Магистра» («В поисках похищенной марки»).

 

 

 

Книга была издана с оригинальными иллюстрациями художника Вячеслава Сергеева и выглядит так же, как и первое издание, вышедшее в 1971-м году.

 

 

 

 

 

Фрагмент из книги:

Грянул оглушительный туш (и когда это Нулик успел включить магнитофон?), а за ним — не менее оглушительная овация собравшихся. Когда они стихли, президент сказал:

— Разрешите считать ваши аплодисменты за поздравления моего друга Пончика, которому исполнилось сегодня ровно четыре года и два месяца.

— Вот так юбилей! — фыркнула Таня. — Дата как будто не больно круглая.

— Абсолютно круглая, — безапелляционно ответил Нулик.

— Конечно, для тех, кто умеет считать. Четыре года и два месяца — это ровнёхонько 50 месяцев. Круглее не бывает!

С этим пришлось согласиться. Правда, одно обстоятельство вызывало некоторые сомнения: откуда Нулику известна дата Пончикова рождения? Ведь её не знал даже бывший хозяин юбиляра, Сева!

— Впрочем, — сказал Олег, — так ли это важно? Гораздо важнее, что юбилей Пончика нам удивительно на руку. Ведь сегодня клубу предстоит разбираться именно в собачьих делах. Тему нашего заседания я бы так и назвал: «Дела собачьи».

— А я бы назвал так, как Магистр. «Собачий террариум», — предложил президент.

— И повторил бы его ошибку! Ведь террариум — помещение для пресмыкающихся: для змей, крокодилов, а никак не для собак.

— У Магистра в голове, наверное, всё время вертелось слово Терранигугу, — предположил Сева. — Вот он и сказал «террариум».

— Я тоже так думаю, — убеждённо согласился президент. — Между этими словами наверняка есть что-то общее. И тут «терра» и там «терра». Только вот что он означает?

— «Терра» по-латыни «земля», — объяснила Таня, — стало быть, это не он, а она. Потому-то помещение для пресмыкающихся, которые только и умеют что ползать по земле, называют террариумом.

— Что же тогда означает Терранигугу? — продолжал доискиваться Нулик и тут же сам себе ответил: — А, понимаю! Это земля, о которой никто ни гугу не знает.  

— Кроме Магистра, — улыбнулся Сева.

Таня иронически поджала губы.

— Ну, ему известно многое такое, о чём никто ни гугу не слышал. Например, о некоем детективе по имени Монте-Холмс. Все нормальные люди знают детектива Шерлока Холмса.

— …и Монте-Кристо, — подхватил Нулик.

— Ну, Монте-Кристо, хоть и расследовал преступления, в детективах всё-таки не значится, — поправил его Сева.

— В таком случае перейдём к нашему юбилею, — предложил президент, с нежностью расчёсывая пышные Пончиковы усы. — Будем сегодня говорить о собаках.

— Только не так, как говорит о них Магистр, — предостерёг Сева. — Пончику это вряд ли понравится.

— Потрудитесь пояснить вашу мысль, — потребовал президент весьма холодно.

— И потрудюсь, — с комической серьёзностью отвечал Сева. — Я знаю много пород служебных собак: овчарки, доберманы, лайки, колли. Но никогда не причислял к служебным ни спаниелей, ни такс, тем более комнатных собачек, вроде болонок и карликовых пинчеров.

— Ничего подобного, — возразил Нулик, — болонки и карликовые пинчеры великолепно служат. На задних лапках. Хотя, конечно, — продолжал он, переждав общее веселье, — не следовало Магистру болонок называть свирепыми, а спаниелей — короткошёрстными. И уж совсем нелепо утверждать, что у такс длинные ноги.

— Добавь к этому, — посоветовал Сева, — что не стоило Магистру причислять к собакам Буцефала.

— Да, с Буцефалом он напутал, — сказала Таня. — Буцефал никогда никого не сторожил. Магистр, вероятно, имел в виду Цербера — мифического трёхголового пса, который сторожил подземное царство мёртвых — Аид. Цербер впускал в Аид всех беспрекословно, зато выйти оттуда не давал никому. Во всяком случае, перехитрить Цербера удавалось немногим. Отсюда и выражение: стережёт, как Цербер.

— Ладно, — сказал Нулик, — про Цербера я уже всё поднял. А кто такой Буцефал?

— Буцефал — конь, — пояснил Олег, — знаменитый конь знаменитого Александра Македонского. Между прочим, история у него довольно любопытная.

— Ну вот! — огорчился Нулик. — А мы, как назло, условились говорить только о собаках.

— Нет правил без исключений, — сказал я.

— Верно! — обрадовался президент. — Выкладывай свою историю, Олег!

Рекомендуем обратить внимание