Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

www.vilka.by: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон Гоголя: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

По выходным страна, коты, воробьи, ёлки, консультанты и курьеры отдыхают! Но заказы принимаются и записываются!

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / турецкая литература

icon Музей невинности

Masumiyet Muzesi

book_big

Издательство, серия:  Азбука,   Азбука Premium 

Жанр:  ПРОЗА,   турецкая литература 

Год рождения: 2008 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Язык оригинала: турецкий

Страна автора: Турция

Мы посчитали страницы: 544

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон + суперобложка

Оформление: Тиснение золотом

Измеряли линейкой: 210x135x35 мм

Наш курьер утверждает: 586 граммов

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-389-08971-6

17 руб.

buy заказать к 28/07 »

Заказывайте, и появится в Студии 28 июля :))

1975 год. Стамбул. Кемалю тридцать лет, он из высокопоставленной семьи. Молодой человек помолвлен с девушкой из своей среды, но случайно судьба сталкивает его с Фюсун, 18-тилетней красавицей-продавщицей. Их страсть будет мимолётной и умрёт, когда Фюсун узнает, что Кемаль помолвлен. Но Кемаль не сможет забыть её: будет разрываться между невестой и Фюсун, пока не отпустит последнюю к другому мужчине. В течение девяти лет Кемаль будет искать встречи с Фюсун, доведённой до отчаяния консервативной семьей, и надеяться снова привлечь её. Но сердце девушки окаменело. После их неудачной встречи молодому человеку ничего не останется, кроме её личных вещей, которые он бережно хранил. Коллекция вещей становятся его тайным культом, и делает его посмешищем стамбульского общества. И когда последний шанс стать счастливым будет упущен, всё, что напоминало о возможном счастье, останется в музее, в котором отражены традиции, обычаи и одно разбитое человеческое сердце.

Во-первых, ясно, что история Кемаля помимо буквального имеет ещё и более широкий смысл. Это классический памуковский, не имеющий хороше­го решения конфликт, точнее, любовный треугольник: Турция — Европа — Азия. История несчастного человека — и страдающего специфическим комплексом ­неполноценности народа, угодивших между двумя любовями, двумя культурами, «традиционной» и «современной». История странным образом не просто трогательная, но и некоторым образом ­небесполезная. В какой-то момент Ке­маль — удивительный меланхолик-меч­татель прустовско-достоевского типа, ­далеко не простой, чтобы классифицировать его как обычного сексуального ­извращенца — скажет: «Своим музеем я хочу научить людей гордиться своей жизнью. Я много ездил, много повидал — пока только европейцы гордятся собой, большая часть мира себя стесняется. А если бы то, что вызывает у себя стыд, было выставлено в музеях, оно бы сразу стало предметом гордости».

Во-вторых, «Музей невинности» кажется на удивление простым, абсолютно линейным романом, очень непохожим по рассказчицкой манере на «Чёрную книгу» и «Снег». Это до поры до времени; ближе к финалу будет кое-какой нарративный сюрприз, довольно крупный; именно с этого момента, кстати, роман из очень трогательного превращается в душераздирающий.

28 апреля 2012 года в Стамбуле «Музей невинности» открыл свои двери. В коллекцию музея вошли вещи, которые писатель собирал на протяжении нескольких десятилетий. Большую часть он приобрёл в антикварных лавках Стамбула. Экспозиция рассказывает о повседневной жизни обычных людей с 1950 по 2000 годы.

Музей устроен по принципу «одна глава книги — один стенд». Глава называется «Лото», и в ней играют в лото — под стеклом коробка со старым лото, в какое играли стамбульские семьи 1970-х. Глава называется «Где возникает любовная боль?» — на стенде размещена «cхема строения человека с рекламы обезболивающего средства «парадизон». Глава называется «Как собака в космосе» — и на стенде турецкий плакат с изображением советской собаки Лайки.

Музей дополняет книгу, но большинство стендов могут существовать вполне самостоятельно. Мелкие предметы стамбульского быта, рекламы, бритвы, напитки, игры, бижутерия, парфюмерия, зажигалки, ручки, звуки (некоторые стенды оборудованы динамиками), мебель, посуда, газеты.

 

Книга Музей невинности. 978-5-389-08971-6 Masumiyet Muzesi. Автор Орхан Памук. Orhan Pamuk. Издательство Азбука. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы


Фрагмент из книги:

Случайные события, которым предстояло повлиять на мою жизнь, начались с того, что за две недели до описанного майского дня мы с Сибель увидели в витрине одного дорогого магазина сумку известной тогда марки «Женни Колон». Обнявшись, мы шли с моей невестой по проспекту Валиконак, наслаждаясь прохладой тёплого весеннего вечера, немного хмельные и совершенно счастливые. За ужином в дорогом ресторане «Фойе», недавно открывшемся в нашем районе, самом фешенебельном в Стамбуле, Нишанташи, мы подробно рассказывали моим родителям о том, как идёт подготовка к нашей помолвке. Её назначили на середину июня, специально ради Нурджихан, подруги Сибель по стамбульскому лицею «Нотр Дам де Сион», с которой они вместе учились в Париже. У самой дорогой и модной портнихи Стамбула, Ипек Исмет, Сибель давно сшила себе платье к помолвке. Тем вечером они с моей матерью обсуждали, как прикрепить к платью жемчуг, который мать собиралась подарить невестке. Мой будущий тесть часто говорил, что помолвка его единственной дочери должна по пышности не уступать настоящей свадьбе, и такие слова очень нравились моей матери. Отец тоже радовался, что женой его сына станет такая умница, как Сибель, ведь она училась в Сорбонне. В те времена во всех богатых и знатных стамбульских семьях было принято говорить, что дочь училась в Сорбонне, если она что-то когда-то изучала в Париже.

После ужина я повёл Сибель домой. Нежно обнимая её за крепкие плечи, с гордостью думал о том, как же мне повезло и как я счастлив. И вдруг Сибель воскликнула: «Ах, какая сумка!» Хотя от вина немного плыло в глазах, я сразу запомнил и сумку на витрине, и магазин, а на следующий день отправился её покупать. Я никогда не охотился за женщинами, никогда не стремилcя понравиться им во что бы то ни стало, осыпая избранниц изящными подарками и при каждом удобном случае посылая букеты. Хотя в глубине души, наверное, и мечтал стать столь утончённым ухажёром.

Надо сказать, что в те годы богатые и европеизированные стамбульские домохозяйки, скучавшие от безделья в роскошных особняках Шишли, Нишанташи или Бебека, открывали не картинные галереи, как сейчас, а магазины модной одежды для таких же богатых и скучающих домохозяек, как сами. Там торговали до смешного дорогими вещами, сшитыми турецкими портнихами по картинкам из французских журналов вроде «ELLE» и «Vogue», а также безделушками и аксессуарами, часто поддельными, которые скупались по дешёвке в Париже или Милане и в огромных чемоданах привозились в Турцию. Много лет спустя я разыскал владелицу модного магазина, в витрине которого Сибель заметила в тот вечер сумку. Шенай-ханым напомнила мне, что она, оказывается, тоже, как и Фюсун, наша дальняя родственница по материнской линии. Без лишних вопросов о причинах столь чрезмерного интереса ко всем старым вещам, связанным с «Шанзелизе» и Фюсун, она отдала мне все предметы, которые сохранились у неё от магазина, вплоть до вывески, и мне подумалось, что многие минуты пережитого бывают запечатлены в памяти гораздо большего числа людей, чем мы можем себе представить. Около полудня следующего дня я открыл дверь «Шанзелизе», и маленький бронзовый колокольчик, в форме верблюда, двумя молоточками возвестил о моём приходе, издав тихий звон, от которого сердце у меня колотится быстрее до сих пор. Стоял жаркий весенний полдень, а в магазине царил прохладный полумрак. Сначала я решил, что здесь никого нет. Только потом заметил Фюсун. Глаза ещё привыкали к темноте, когда меня вдруг будто жаром обдало.

— Здравствуйте, — сказал я. —Хочу купить сумку с витрины, — и подумал: «Какая красивая девушка! Невероятно красивая!»

Рекомендуем обратить внимание