Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

МУЗЫКА

icon Послушайте

Listen to This

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   CORPUS,   [music] 

Жанр:  МУЗЫКА 

Год рождения: 2010 

Год издания: 2013 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Мы посчитали страницы: 352

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Частичная лакировка

Измеряли линейкой: 241x168x25 мм

Наш курьер утверждает: 554 грамма

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-271-46078-4

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Праздник жизни в мире великой музыки.

Kirkus Reviews

 

В своей книге «Послушайте» Алекс Росс рассматривает всю музыку — от классики до рока и джаза — как единое целое, уделяя особое внимание личностям, которые делают её и часто меняют до неузнаваемости. Это сборник статей, где Бьорк со своими музыкальными экспериментами соседствует с Фрэнком Синатрой или, например, с танцами эпохи Ренессанса. 

В книге три части. В первой большие и темпераментные «установочные» эссе. Во второй — статьи, посвящённые разным актуальным персоналиям. Завершают книгу очерки, посвящённые трём очень разным музыкантам — Бобу Дилану, Лоррейн Хант Либерсон (умершая в 2006 году меццо-сопрано) и Иоганнесу Брамсу.

Эта книга показывает, что такое настоящая музыкальная критика высочайшего уровня: профессионализм, не кичащийся своим птичьим языком и знакомством с примадоннами. Ещё в ней не просто декларируется, но демонстрируется, как одним и тем же языком, с привлечением одного и того же понятийного аппарата можно и должно говорить о Доуленде и Бьорк, Лигети и Radiohead. 

 

Фрагмент книги:

Radiohead ужинали за сценой. Колин Гринвуд завис у фуршетного стола, изучая баскские блюда. По нему, как и по остальным членам группы, не скажешь, что он — звезда, продавшая 15 млн дисков. Он бледный и стройный, с чёрными как смоль волосами и большими добрыми глазами. Он с удовольствием наблюдает за окружающим миром, а его любимые слова — «безумно», «замечательно», «здорово», последнее — с тягучим ударением на первом слоге. У него привычка внезапно прятать лицо в ладонях, как будто от отчаяния или скуки, но через мгновение он опять оживляется. Он очень начитан и может поддержать разговор почти обо всём на свете — о бельгийских дизайнерах, рассказах Джона Чивера или о том, как разные типы угля влияют на барбекю, но стесняется собственной эрудированности и обрывает себя словами: «Что-то меня заносит». Он не считает зазорным надеть футболку с надписью «Жизнь — это смертельная болезнь, передающаяся половым путем». Он легко сойдёт за молодого стильного преподавателя неомарксистского толка или за редактора модного ежеквартальника. Но он — рок-звезда, которой посвящены несколько сайтов.

«Народу много, да? — спросил Гринвуд, глядя на заполняющуюся арену. — Мне страшно». Он отвлёкся, рассказывая о «Метрополисе Фауста» (Faust’s Metropolis), увесистой истории Берлина авторства Александры Ричи. Тем временем начал играть Кристоф, встреченный озадаченной тишиной.

Час спустя Radiohead вышли на сцену с уверенностью, которой до шоу и в помине не было. Потрясающее звучание подчеркивалось светом, контрастами и разными мелочами. Эффект получался грандиозным: спокойный тон и мрачное настроение. В сет были включены песни как с недавних альбомов Kid A и Amnesiac, так и с мощных альбомов 1990-х The Bends и OK Computer. Тексты старых песен фанаты знали наизусть, а под новые, которые некоторые обозреватели назвали «антикоммерческими», толпа активней танцевала. (Вопреки консервативному здравомыслию Kid A, эта гипнотическая смесь рок-риффов, джазовых аккордов, классической структуры и электронного шума, возглавил в предыдущий год чарты журнала Billboard.) Песню Idioteque, несмотря на то что в ней преобладают рваные биты, компьютерные семплы и треск аналогового синтезатора, сопровождали неистовые хлопки в ритм. Возможно, благодаря тому что, закончив петь, вокалист зашёлся в дурацком, бесовском танце, дрыгая ногами, будто кто-то стрелял по ним. Или, на бессознательном уровне, благодаря тому что в самом сердце песни спрятаны вагнеровские тристан-аккорды из «Тристана и Изольды», переработанные в 1973 году Полом Лански в электронной композиции Mild und leise.

В середине концерта Radiohead сыграли песню Airbag — ярчайший пример выверенного баланса группы между арт- и поп-музыкой. Джонни начал с мелодии, которая струилась неровным ритмом — раз-два-три-раз-два-три-раз-два — и раскачивалась между ля мажором и фа мажором. О’Брайен добавил строгих и ярких гитарных узоров. Селуэй вступил чёткими и жёстко синкопированными ударами. Затем Йорк хорошо поставленным заунывным голосом начал петь о почти роковой коллизии: «В следующей мировой войне / В безжалостной поножовщине / Я вновь рождаюсь» (In the next world war / In a jackknifed juggernaut / I am born again). После слов о войне прыгающим басом вступил Колин, придавая верхним частотам немного фанковое звучание. Музыка продиралась через сплетения куплетов и припевов, а затем, когда Йорк присоединился к звенящей линии О’Брайена, слилась в один аккорд. Перед самым финалом Колин ухмыльнулся, подпрыгнул пару раз и подхватил мелодию брата, ту самую, с которой началась песня. Такое дублирование главной темы (очень по-зеппелиновски) создает оглушительное впечатление логичности, решённости уравнения. Такое взаимодействие цепляет не меньше, чем современная классика, только тут можно ещё и прыгать в такт.

<...>

Большая загадка, как эти пятеро странноватых англичан превратились в тамплиеров рок-н-ролла — самую изучаемую и обожаемую группу современности, о которой жарко спорят и которой рабски подражают. Они и сами не знают. «К нам все приходят, склонив головы и ожидая, что вот сейчас их посвятят в тайны Radiohead, — говорит Селуэй и перекрещивает руки на груди, как Тутанхамон. — А мы сами попали в эту ловушку. В какой-то момент, году в 1997-м, нас это все буквально задавило. Пришлось на время просто исчезнуть. Это была совершенно искренняя реакция на происходящее. Но кому-то показалось, что мы придуриваемся или зазнаёмся. Серьёзно, не стоит ломать голову над нашим поведением. Это эскапизм и ничего больше».

<...>

Radiohead по-прежнему притягивают к себе неудачников, но их аутсайдерство — лишь часть их привлекательности. Пожалуй, даже больше текстов фанатам нравится то, насколько тщательно группа прорабатывает каждую мелочь. Прежде всего, они мастерски придумывают загадки, которые люди с удовольствием распутывают. Записи, видео, официальный сайт, даже футболки — буквально всё нуждается в толковании. Почему слова написаны с ошибками? Что это за графики и диаграммы? Что за ухмыляющиеся медведи и плачущий минотавр? «В детстве нам нравилось заморачиваться над такими штуками, да и до сих пор не надоедает, — объяснил Селуэй. — Но это всё-таки не главное. Мы повернуты на музыке, именно она в основе всего. Нам нравится решать музыкальные задачи, а Том их всё время подкидывает».

Песни Radiohead обычно пишутся в три захода. Сначала Том показывает набросок. Потом Джонни, изучавший композицию в Университете Оксфорд Брукс, добавляет гармонии. Потом остальные додумывают песню, работая каждый по отдельности над своими партиями. Прежде чем песня зазвучит так, что все останутся довольны, могут пройти месяцы, а то и годы. Уберите кого-то одного — например, Селуэя с его цепляющей и лаконичной мерцающей сеткой ритма, — и Radiohead станут совсем другой группой. Вместе же эти пятеро превращаются в единый разум с собственными привычками и причудами — в композитора Radiohead. Эту личность можно углядеть в каждодневной суматохе группы, но с ней никогда не встретиться лицом к лицу — она живёт в музыке. Многое из написанного о Radiohead — а это десятки книг, сотни статей и миллионы слов в Сети — вертится вокруг невидимого центра.

Перевод Мари Мишель.

Рекомендуем обратить внимание