Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КУЛЬТУРОЛОГИЯ / Литературоведение

icon Век, когда слово хотели убить

Le siècle où la parole a été victime

book_big

Издательство, серия:  Новое литературное обозрение,   Интеллектуальная история 

Жанр:  КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   Литературоведение 

Год рождения: 2010 

Год издания: 2016 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция

Мы посчитали страницы: 168

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 218x145x10 мм

Наш курьер утверждает: 302 грамма

Тираж: 1000 экземпляров

ISBN: 978-5-4448-0580-0

18 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

В книгу избранных эссе современного французского поэта, теоретика литературы и искусства Ива Бонфуа (1923–2016) включены работы, посвящённые творчеству Йоргоса Сефериса, Льва Шестова, Франца Кафки, Альберто Джакометти, Анри Картье-Брессона, Ролана Барта, Луи-Рене Дефоре, Пауля Целана, и другие тексты, по большей части связанные с размышлениями автора о роли поэзии как особого инструмента познания. Бонфуа считает, что поэзия находится в средоточии экзистенциальных проблем, с которыми так или иначе сталкивается каждый: она помогает более непосредственно ощущать течение времени и более глубоко переживать конечность нашего существования, а значит, и приближаться к пониманию основных жизненных ценностей. В минувшем веке Бонфуа видит время экспансии идеологий — абсолютизируемых языковых формул, замкнутых в самих себе. Поэзия в широком понимании этого слова всегда разрушает подобную замкнутость и потому противостоит любым идеологическим системам, религиозным или нерелигиозным.

 

Книга Век, когда слово хотели убить. Le siècle où la parole a été victime. ISBN 978-5-4448-0580-0. Автор Ив Бонфуа. Yves Bonnefoy. Издательство Новое литературное обозрение. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить к

 

«Крупный французский поэт, теоретик литературы и искусства Ив Бонфуа (1923–2016) оставил нам более ста книг, переведённых на тридцать языков, и фантастичный сгусток вдохновения в виде эссе о поэзии — уникальном, с его точки зрения, инструменте познания мира и человека. Ив Бонфуа переводил на французский пьесы Шекспира, стихи Йейтса, Донна и Петрарки, но здесь будет интересовать нас как едва ли не единственный переводчик общекультурных мемов на язык экзистенциальных ощущений: он преображает текст в звуки, скульптуру — в тончайшие колебания души, портрет — в энергию живого взгляда и устремления. И между прочим отвечает на вопрос, что есть поэзия: не только определениями — всей цепочкой концепций и откровений. Для иллюстрации просится лирика самого Бонфуа: «Прохожий, вот слова. Но я хочу, чтобы ты / Не столько читал, сколько слушал: этот слабый / Голоc букв, поглощаемых травой...». («Выгнутые доски. Длинный якорный канат» / пер. М.С Гринберга. – СПб.: Наука, 2012. – С. 61).

Элегантное издание десяти эссе, появившееся в год ухода мастера, — его послание в будущее, попытка выяснить совокупность принципов, объединяющих разные виды искусства: живопись, поэзию, музыку, фотографию. В этой космичности, в прыжке в неизведанное, кроется вся прелесть путешествия с книгой Бонфуа, тем более что автор выбрал тон беседы и делится не одними победами ума — заблуждения тоже описывает, чувствуя, как открыватель земель Марко Поло, пользу и в фиксации тупиков. Жанровая и объёмная неоднородность текстов (статьи, доклады, предисловия) не мешает целостному восприятию из-за общего круга тем и дерзкой жажды автора прорвать пелену догматики.

Бонфуа признаёт и кризис поэзии, и метаморфозу её неуничтожимости: «утраченный предмет» поэзии жив. Он сравнивает эту ситуацию с коллизией «Украденного письма» Эдгара По, когда лежащее на виду эпистолярное свидетельство просто не замечают. «Поэзия — это не… далёкий предел духовного ученичества, — уверяет эссеист, — но то, что мы каждую минуту принимаем или отвергаем», — и добавляет мотивацию на правах веры — «согласие переживать подобный опыт».

Стоит лишь перестать игнорировать трансцендентный аспект вещей, фетишизировать язык, и каждый собеседник поэта не хуже Бонфуа сумеет понять «ушедшего во внутреннюю медитацию» Аполлинера, Муссапи, который «осмысляет воду», или Сефериса, испытавшего на руинах древней цивилизации «чувство "вдохновляющей пустоты"». Критик чётко объясняет, почему глухота к поэзии губительна: жажда подлинной реальности не исчезает, но «переносится» на грубые носители — "какие-то идеи, фрагменты языка, которые тем самым превращаются в идолов, порождая культы, очень быстро приобретающие бесчеловечный характер, поскольку их адептам уже неведомо, что такое присутствие, источник сострадания"».

Зульфия Алькаева,
«Журнальный Зал»

Перевод с французского Марка Гринберга

Рекомендуем обратить внимание