Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КУЛЬТУРОЛОГИЯ / Философия

icon Производство пространства

La Production de E`lspace

book_big

Издательство, серия:  Strelka Press 

Жанр:  КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   Философия 

Год рождения: 1974 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция

Мы посчитали страницы: 432

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 220x145x25 мм

Наш курьер утверждает: 570 грамм

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-906264-41-1

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Классическая работа французского философа Анри Лефевра «Производство пространства» — одна из самых амбициозных попыток преодолеть извечный спор между теми, кто считает пространство абсолютной данностью физического мира, и теми, кто полагает, что оно существует лишь в сознании человека. Пространство Лефевра — это единое целое, где ощущения, идеи, практики и физический мир соединяются в динамическом процессе постоянного возникновения и воспроизводства отношений между людьми, сообществами и институтами.

 

Книга Производство пространства. La Production de E`lspace. Автор Анри Лефевр. Henry Lefebre. ISBN 978-5-906264-41-1 Издательство Strelka Press. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

 

«Лефевр ставит пред собой задачу разработать такую теорию пространства, которая позволила бы нам пройти между Сциллой и Харибдой — двух одинаково несостоятельных представлений о нём. Пространство можно, с одной стороны, рассматривать «как таковое», то есть как совокупность естественно данных (объективно существующих) материальных объектов. С другой — пространство может быть понято исключительно как совокупность идей и представлений о нём, выраженных в репрезентациях, в основном дискурсивных. В первом случае пространство оказывается не более чем «контейнером», внутри которого происходят социальные процессы. Во втором — исключительно культурным/социальным конструктом, не имеющим свойств кроме тех, что мы ему присваиваем.

Вместо этого Лефевр предлагает считать пространство одной из «конкретных абстракций», таких как «деньги» или «товар» у Маркса. «(Социальное) пространство есть (социальный) продукт, — говорит Лефевр. — На первый взгляд, это утверждение близко к тавтологии, то есть к очевидности. Однако, прежде чем его принять, его стоит изучить подробнее, рассмотреть его импликации и следствия. Мало кто согласится с тем, что при современном способе производства и в «действующем обществе», каково оно есть, пространство обрело своего рода собственную реальность, наряду с (и в рамках того же всемирного процесса) товаром, деньгами, капиталом, только иначе.<...> Пространство служит орудием как мысли, так и действия, является одновременно как средством производства, так и средством контроля, а значит, господства и власти — но при этом не вполне подвластно тем, кто его использует».

Уже по этому отрывку ясно, что «Производство пространства» вовсе не обещает читателю простой жизни. Действительно, это сложная, во многих местах тёмная книга, подразумевающая знакомство, по крайней мере, с базовыми трудами европейской философии (и уж точно с Марксом) и написанная языком, весьма далёким от простоты или ясности. Тому есть причины. Когда мы говорим о пространстве, точнее — о нашем понимании пространства, как можно проще, мы теряем множество важных нюансов. Проблема заключается в том, что не существует базовой теории, позволяющей описать отношения между социальными и пространственными структурами.<...> Иными словами, у нас нет грамматики и даже словаря, позволяющих переводить с пространственного языка на язык социальный.

В «Производстве пространства» Лефевр не предлагает ни такой грамматики, ни такого словаря. Их не существовало в 1974 году, не существует и в 2015-м. Он предлагает подход к проблеме, который оказывается во многих (совсем не во всех) случаях ресурсным. Он полагает, что, изучая пространство, мы должны научиться видеть его в тр`х планах одновременно. Речь идет о так называемой «триаде Лефевра».

Первый план — репрезентации пространства. То, как пространство понимается и интерпретируется профессионалами, чья работа с ним связана: архитекторами, урбанистами, географами, инженерами и политиками. Это они контролируют дешифровку соответствующих практик, в результате чего репрезентации пространства оказываются репрезентациями идеологий. По Лефевру репрезентации пространства определяются производственными отношениями и тем порядком, который они формируют.

Второй план — пространства репрезентации, или «проживаемое пространство». Он образуется недискурсивным, повседневным опытом проживания пространства. Примерно это имеют в виду современные урбанисты, когда говорят о месте (place) в противоположность пространству (space). «Родина», или «малая родина», или «дом, где я вырос» как раз об этом. Здесь воображаемое неотделимо от реального, и именно здесь мы видим отношения власти. Но вместе с тем здесь же возникает возможность появления «других пространств», пригодных для сопротивления повседневному порядку.

Наконец, третий план — это собственно практики производства материальной формы социального, например, open space в офисе, публичное пространство в городе или самострой на окраинах. Практики производства пространства связывают репрезентации пространства и пространства репрезентации.

<...>

«Производство пространства» — вовсе не «общая теория всего». Напротив, невозможно не заметить, что, находясь, как уже было сказано, внутри парадигмы критической теории, которая заметно смещена от рефлексии к непосредственному политическому действию, в терминах понимания книга эта предлагает только один из возможных подходов. Несомненная заслуга Анри Лефевра, однако, состоит в том, что он, если не первым осознал, то уж точно одним из первых (не то, чтобы я хотел здесь принизить заслуги Зиммеля, Шмитта и многих других) всерьёз задумался о базовых проблемах, лежащих в самой основе наших попыток понять и описать пространство. Не холмы, реки, здания, деревни, тротуары и автобаны, а пространство как таковое, определяющее нас в той же степени, в какой мы определяем его.

И это действительно важно, может быть, даже важнее всего остального. Потому что мы существа пространства. И даже о времени мы, как заметил однажды  Анри Бергсон, говорим словами пространства: прошлое, остающееся позади; ожидающее нас впереди неизвестное будущее».

Станислав Львовский,
Strelka

Перевод с французского Ирины Стаф 

Рекомендуем обратить внимание