Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

New / КУЛЬТУРОЛОГИЯ / Урбанизм

icon Новый дух в архитектуре

L'esprit nouveau en architecture

book_big

Издательство, серия:  Strelka Press 

Жанр:  New,   КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   Урбанизм 

Год рождения: 1924 

Год издания: 2017 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция, Швейцария

Мы посчитали страницы: 120

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 182x108x9 мм

Наш курьер утверждает: 128 граммов

Тираж: 5000 экземпляров

ISBN: 978-5-906264-59-6

10 руб.

buy заказать к 5/07 »

Заказывайте, и появится в Студии 5 июля :))

В 1920-е годы Ле Корбюзье написал целый цикл манифестов модернистской архитектуры — той, которая через несколько десятилетии изменила облик всего земного шара. «Новый дух в архитектуре» и «Архитектура в эпоху машинизма» — две небольшие журнальные статьи, оказавшиеся в тени знаменитых книг Корбюзье «К архитектуре» и «Урбанизм», однако именно здесь принципы грядущего модернизма были сформулированы самым лаконичным и доходчивым образом.

 

Книга Новый дух в архитектуре. L'esprit nouveau en architecture. 978-5-906264-59-6. Автор Ле Корбюзье. Le Corbusier. Издательство Strelka Press. Беларусь. Книжный магазин Сон Гоголя (vilka.by). Купить книгу, читать отзывы, читать рецензии, читать отрывок


Читать отрывок

У дома две цели. Во-первых, это машина для жилья, то есть машина, назначение которой — оказывать нам действенную помощь, делать наш труд быстрее и точнее; это прилежная, предупредительная машина для удовлетворения потребностей тела — комфорта. Но во-вторых, это полезное место для размышлений и, наконец, место, где живёт красота, доставляющая духу необходимый ему покой; я вовсе не утверждаю, что искусство — пища для всех, я просто говорю, что у некоторых людей дом должен вызывать чувство прекрасного. Всё то, что относится к практическим целям дома, доставляет инженер; а что касается размышлений, духа прекрасного, господства порядка (который станет опорой для красоты) — всё это даёт архитектура. С одной стороны, труд инженера; с другой — архитектура. Дом — прямое следствие феномена антропоцентризма, иначе говоря, того, что всё сводится к человеку, по той простой причине, что дом неизбежно интересует только нас, причём больше, чем что бы то ни было; дом соотносится с нашими жестами, он — как раковина улитки. Следовательно, он должен быть нам по мерке. То есть необходимо свести всё к человеческому масштабу; это единственно приемлемое решение, а главное — единственный способ разобраться в проблеме современной архитектуры и произвести полную переоценку ценностей; обойтись без этой переоценки совершенно невозможно после окончания эпохи, которая в общем и целом была последней волной Возрождения, завершением почти шести столетий до-машинной культуры, блистательного периода, разбившегося о машинизм, периода, который, в отличие от нашего, посвятил себя внешнему лоску, господским дворцам, папским церквям.

Жаль, если мы увлечёмся модой на простоту, если эта простота станет всего лишь модой. А нам, похоже, грозит примерно такая участь. Мы повсюду видим простоту и приходим в восторг: как просто! Если это простота, вытекающая из великой сложности и великого богатства, то всё в порядке; но если это бедность заявляет о себе в новых формах, как прежде заявляла о себе в усложнённом декоре, то мы не сдвинулись с места, не достигли никакого прогресса. Я надеюсь, что эта простота будет, наоборот, концентрацией, кристаллизацией множества мыслей и технических средств. Так, графическое пропорционирование, отказ от карниза и крыши ведут к простоте; но зато такая простота требует величайшей точности конструкции, абсолютной чёткости замысла и строгости мысли; а главное, она требует внесения пропорции, математического соотношения, её цель — доставить то наслаждение математического порядка, которое, как я попытался показать в начале нашего разговора, является одним из самых законных устремлений нашего, современного духовного склада.

Очень скоро мы окончательно устанем от никчёмных и несколько назойливых прелестей декора и окажемся лицом к лицу с единственно притягательной для нас проблемой, — чистотой, кристаллизацией, ясными, чёткими, если угодно, даже отчасти непозволительно жёсткими вещами; но именно такие вещи может создавать склад ума и духа, к которому приведёт нас машинизм с его неизбежными последствиями; духовный склад нынешней эпохи требует от нас сосредоточенности, насилия над самими собой. Именно этот дух геометрического, математического порядка будет вершить судьбы архитектуры. Архитектура, лучше всего управляющая соотношениями, станет пространством чистой геометрии — подобно живописи, которая через множество превратностей движется к той же судьбе. В связи с этим урбанизм — выдающееся явление, без которого архитектура не имеет смысла, которым только и оправдана архитектура данной эпохи, урбанизм, который сейчас властно стучится в дверь и, мощно и быстро насаждая современные перемены, сотрясает все застойное и оцепенелое, — так вот, урбанизм с его геометрическими схемами принесёт нам новые города, причём как в самой городской черте, так и в пригородах. Урбанизм взорвёт крупные города: он не станет создавать новые ландшафты в каких-то новых, неведомых землях, он по самой своей сути применим к сегодняшнему состоянию сегодняшних городов. В итоге мы придём к новым городским схемам: и Париж, и Лондон, и Берлин, и Москва или Рим — все эти столицы неизбежно и полностью изменятся, оставаясь на прежнем месте, каких бы усилий это ни стоило, каким бы радикальным ни был этот переворот.

arch:speech

Перевод с французского — Ирины Стаф

Рекомендуем обратить внимание