Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ДЕТСКИЕ КНИГИ / 11-14 лет / New

icon ...И белые тени в лесу (иллюстрации Виктории Поповой) (Вторая книга из цикла о тенях)

Och De Vita Skuggorna I Skogen

book_big

Издательство, серия:  Albus Corvus/Белая ворона 

Жанр:  ДЕТСКИЕ КНИГИ,   11-14 лет,   New 

Год рождения: 1984 

Год издания: 2018 

Язык текста: русский

Язык оригинала: шведский

Страна автора: Швеция

Мы посчитали страницы: 472

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Черно-белые иллюстрации

Измеряли линейкой: 217x148x42 мм

Наш курьер утверждает: 682 грамма

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-00114-003-0

Показания к применению: от 7 до 12+ лет:-)

32 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Второй роман из цикла о тенях рассказывает о летних приключениях Берты и Каролины в Замке Роз. Прошлое замка связано с загадочными событиями, и девочкам предстоит ближе узнать друг друга, а также столкнуться с необъяснимыми явлениями и удивительными тайнами.

Мария Грипе — одно из важнейших имён в истории мировой литературы для детей. Многие её романы были экранизированы и стали театральными постановками. Её книги удостоены множества литературных наград и переведены на 29 языков мира. 


...И белые тени в лесу

 

 

 

Фрагмент из книги:

– Ты мне не доверяешь? Как же так?

Каролина говорила напряженным шепотом. Мы уже перемыли всю посуду и стояли рядышком в буфетной. Я помогала Каролине проверять хрусталь, чтобы на бокалах, которые мы ставили обратно в шкаф, не было ни одного отпечатка.

Она взяла очередной бокал и подняла на свет.

– Нужно верить старшей сестре. Неужели ты не понимаешь?

Всё это время я пыталась заглянуть ей в глаза. Каролина улыбалась, но упорно избегала моего взгляда. Мы словно играли в кошки-мышки: стоило мне отвернуться, как Каролина быстро взглядывала на меня, а когда я поворачивалась — пряталась.

Она поставила бокал в шкаф и взяла следующий.

– Я всегда справляюсь с ролью, ты ведь знаешь. Я — прирожденная актриса.

– Но я-то нет!

Это прозвучало сердито, но Каролина, казалось, ничего не заметила.

– Всему можно научиться, если нужно. Уж поверь, я-то знаю, что говорю! И знаю, что делаю!

Её глаза проказливо блеснули, и она рассмеялась, по-прежнему стараясь не глядеть мне в глаза,

– Мы ведь подруги… — добавила Каролина. Эту фразу она повторяла по нескольку раз на дню, почти как заклинание. Я находила это странным, потому что, по правде говоря, мы словно ускользали друг от друга. Неужели она этого не замечала? Неужели она не видела, что иногда я в ней сомневаюсь? Конечно, видела. И, должно быть, поэтому говорила, что я должна доверять ей. Но если бы Каролина хоть раз сделала шаг мне навстречу!

– Только не смотри такой букой, дружище! Ведь жизнь у нас такая замечательная!

 Замечательная? Это вранье ты называешь замечательным?

– Тихо! Кто-то идет!

За дверью послышались шаги, я схватила бокал и принялась тереть его. В комнату заглянул папа, рассеянно огляделся по сторонам.

– Вы не видели, куда я положил газету?

– Да, господин!.. Одну минуту.

Каролина сделала книксен и, отложив тряпку, двинулась в другую комнату. Папа исчез вслед за ней. Я осталась на месте. Было слышно, как Каролина ищет газету и, найдя её почти сразу, вручает папе. Я так ясно видела, как она жеманится, что почти взбесилась. Эти дурацкие книксены-реверансы перед мамой и папой, к месту и не к месту, — откуда только у неё взялась эта привычка? Вначале Каролина так себя не вела. Тогда я как раз обратила внимание, насколько экономно она расходует реверансы, и сразу почувствовала к ней уважение.

Но с той минуты, как я узнала, что мы сводные сестры, Каролина стала держаться иначе. Ведь теперь у неё появился зритель, готовый аплодировать исключительному актерскому мастерству, с которым она исполняла роль горничной в нашем доме. Её просчет состоял лишь в том, что волей-неволей мне приходилось подыгрывать ей в этой пьесе. Я не могла быть просто публикой, и Каролине следовало это понять. Даже трудно выразить, как я жалела, что позволила вовлечь себя в эту игру.

 

Перевод со шведского — Анны Зайцевой, Ксении Коваленко

Рекомендуем обратить внимание