Сегодня с вами работает:

книжная фея Катя

Консультант Катя
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

МУЗЫКА

icon Музыкальный строй. Как музыка превратилась в поле битвы величайших умов западной цивилизации

How Music Became a Battleground for the Great Minds of Western Civilization

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   CORPUS,   [music] 

Жанр:  МУЗЫКА 

Год рождения: 2001 

Год издания: 2016 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Мы посчитали страницы: 280

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Частичная лакировка, чёрно-белые иллюстрации

Измеряли линейкой: 219x146x20 мм

Наш курьер утверждает: 360 грамм

Тираж: 3000 экземпляров

ISBN: 978-5-17-091223-0

21 руб.

buy заказать к 5/12 »

Заказывайте, и появится в Студии 5 декабря :)

Далеко не все меломаны знают, что привычный звукоряд современной фортепианной клавиатуры в свое время считался преступлением против Бога и природы, а споры о нём занимали таких философов и учёных, как Пифагор, Платон, да Винчи, Ньютон и Руссо. Начиная со времен античности и вплоть до века Просвещения соотношения между нотами музыкальной гаммы воспринимались как ключ к познанию устройства Вселенной. Автор этой книги, Стюарт Исакофф, доступно и увлекательно рассказывает о спорах и конфликтах вокруг музыкальных настроек, помещает их в контекст истории искусства, философии, религии, политики и науки. Изобретение современной системы настройки, известной как равномерная темперация, поставило под сомнение представления, незыблемые на протяжении почти двух тысячелетий — а с другой стороны, привело к появлению великой музыки Бетховена, Шуберта, Шопена, Дебюсси и других композиторов.

 

Книга Музыкальный строй. Как музыка превратилась в поле битвы величайших умов западной цивилизации. How Music Became a Battleground for the Great Minds of Western Civilization. 978-5-17-091223-0. Автор Стюарт Исакофф. Stuart Isacoff. Издательство АСТ. Cor


Все, кто слышал хоть что-нибудь об устройстве фортепиано, считают современную систему настройки — так называемую равномерную темперацию, — в которой между двенадцатью основными тонами идеально ровные промежутки, чем-то простым и очевидным. А значит, многие будут удивлены, узнав, что вплоть до XIX века музыканты, философы, церковь и даже главы государств яростно противились такой настройке инструментов — лучшим умам своего времени она казалась некрасивой, разрушающей гармонию природы. Сейчас это кажется абсурдным, но на протяжении нескольких веков люди действительно считали, что «старый» музыкальный строй — с намеренно неодинаковым расстояниям между тонами, то есть с абсолютно непредсказуемой по звучанию клавиатурой — идеально подходит для сочинительства и воспроизведения классической музыки.

Оказывается, ещё древние греки решили, что музыкальная ткань соткана из математических закономерностей, которые незыблемы — ведь в основе этих закономерностей лежит божественное начало. Об этом говорил сам Пифагор. Спустя столетия теоретики музыки поддержали его идею, и стало понятно, что в «музыкальную геометрию» вмешиваться попросту нельзя. Однако со временем выяснилось, что в основе этой теории заложен парадокс: если какой-нибудь инструмент с фиксированными нотами — допустим, орган — настраивался в соответствии с одной из «божественных» формул, то его настрой автоматически не соответствовал другим античным схемам, и вместо задуманной гармонии получалось фальшивое дребезжание. Единственным — и самым разумным — решением проблемы виделась та самая привычная нам равномерная темперация, которая в своё время породила столько ожесточённых споров, поскольку посягала на самое святое: на устройство Вселенной.

Что видел в музыкальных пропорциях Блаженный Августин? Почему музыка была так важна для философов Возрождения? Какой волшебной силой композиторы наделяли древних музыкантов? Что, по мнению Кеплера, объединяло музыкальное произведение и движение планет на небе? С каким физическим явлением Исаак Ньютон сравнивал соотношения тонов внутри звукоряда? Стюарт Исакофф невероятно увлекательно рассказывает о приключениях своего любимого фортепиано на протяжении многих веков. Благодаря блестящему и, что важно, очень доступному переводу музыковеда и журналиста Льва Ганкина эта книга определённо займёт своё место на полке не только у самого искушённого меломана, но и у любого, кто просто любит музыку и хотел бы познакомиться с ней поближе.

 

Перевод с английского Льва Ганкина

Рекомендуем обратить внимание