Сегодня с вами работает:

  Консультант  Пушкин Александр Сергеевич

         

www.vilka.byПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон ГоголяПн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Все отдыхают. За всё отвечает Пушкин!

Адрес для депеш: pushkin@vilka.by

Захаживайте в гости:  www.facebook.com   www.twitter.com      Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / сербская литература

icon Гробница для Бориса Давидовича: семь глав одной повести

Grobnica za Borisa Davidovica

book_big

Издательство, серия:  Центр книги ВГБИЛ имени М.И. Рудомино 

Жанр:  ПРОЗА,   сербская литература 

Год рождения: 1976 

Год издания: 2017 

Язык текста: русский

Язык оригинала: сербский

Страна автора: Сербия

Мы посчитали страницы: 160

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 207x137x13 мм

Наш курьер утверждает: 262 грамма

Тираж: 1000 экземпляров

ISBN: 978-5-00087-138-6

17 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Сборник короткой прозы югославского поэта, драматурга, переводчика Данило Киша (1935-1989) можно назвать памятником жертвам репрессий. Одноименная повесть с начала выхода в 1976 году вызвала бурную литературную полемику.

 

Книга Гробница для Бориса Давидовича. Grobnica za Borisa Davidovica. Автор Данило Киш. Danilo Kiš. 978-5-00087-138-6. Издательство Центр книги Рудомино. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Книжный Сон Гоголя. Купить книгу в Минске

 

Читать отрывок

Нож с рукояткой из розового дерева

У рассказа, который последует, рассказа, рождающегося в сомнении и недоумении, есть то несчастье (а кто-то называет это счастьем), что он правдив: записан рукой порядочных людей и надёжных свидетелей. Но чтобы стать правдивым именно так, как о том мечтает его автор, надо бы изложить его на румынском, венгерском, украинском или идиш, или, что предпочтительнее, на смеси этих языков. Тогда, по логике случая и мутных, глубоких и неосознанных событий, мелькнуло бы в сознании рассказчика и какое-нибудь русское слово, иногда нежное, как телятина, иногда твёрдое, как кинжал. То есть, когда рассказчик смог бы достичь недостижимого и страшного часа вавилонского столпотворения, то были бы услышаны униженные мольбы и ужасные проклятия Ханны Кшижевской, произнесённые на румынском, польском, украинском, поочерёдно (как будто вопрос её смерти только следствие какого-то большого и судьбоносного недоразумения), чтобы в предсмертной судороге и смирении её бормотание превратилось в молитву о мёртвых, произнесённую на древнееврейском, языке рождения и умирания.

Положительный герой

Микша (будем пока называть его так) пришивал пуговицу быстрее, чем за десять секунд. Зажгите спичку и держите её между пальцами. С того мгновения, когда вы чиркнули о коробок, до той секунды, когда огонь лизнёт ваши пальцы, Микша уже пришил пуговицу к офицерскому мундиру. Реб Мендель, у которого Микша был в подмастерьях, не может поверить своим глазам. Поправляет очки, берёт спичку и говорит на идиш: «Ну-ну, ещё разок, герр Миксат». Микша опять вдевает нитку в иголку, реб Мендель улыбается, глядя на подмастерья, потом быстро бросает спичку в окно и плюёт на пальцы. Микша, уже пришив пуговицу к мундиру герра Антонеску, триумфально заявляет: «Реб Мендель, хватит одной спички, чтобы сжечь все нефтяные поля Плоешти». Пока он вглядывается в далёкое будущее, освещённое огромным пожаром, реб Мендель теми же двумя ещё влажными пальцами быстро тянет пуговицу на мундире и скручивает её, как будто сворачивают шею цыплёнку. «Герр Миксат, — говорит он, — если бы вы не были таким глупым, то могли бы стать отличным мастером... Известно ли вам, что, по оценкам, нефтяные запасы в Плоешти составляют несколько миллионов галлонов сырой нефти?» — «Это будет дивное пламя, реб Мендель», — произносит Микша загадочно. 

Кто кого перемудрит

Микша не стал мастером. Он пришивал пуговицы у реб Менделя ещё два года, слушая его талмудическую мудрость, а потом ему пришлось уйти, и вослед ему неслись проклятия. Однажды весной важного для нас 1925 года реб Мендель пожаловался, что у него пропала курочка-кохинхинка. «Реб Мендель, — ответил ему Микша, — поищите вора среди евреев». Реб Мендель осознал тяжесть оскорбления, и некоторое время не упоминал о своей кохинхинской курочке. Микша тоже молчал, ждал, когда реб Мендель усмирит свою гордыню. Старик боролся сам с собой, возлагая на алтарь своей талмудической надменности каждыдй день по одной курочке. Караулил с палкой в руках в курятнике, до зари, пугая хорька лаем, похожим на собачий. На заре засыпал, а из курятника пропадала ещё одна курица. «Пусть меня накажет великий праведник, изрекший, что все живые твари в равной мере заслуживают его внимания и милости, — сказал реб Мендель на девятый день. — Разве может кохинхинская курочка, которая стоит не меньше пяти червонцев, сравниться с хорьком, который убивает бедняжек, да ещё смердит на всю округу?» — «Не может, реб Мендель, — говорит Микша, — не может сравниться курочка, которая стоит пять червонцев, с вонючим хорьком». И не говорит больше ничего. Ждёт, пока хорь не уничтожит всё, что уничтожить может, и докажет реб Менделю, что его талмудическое бормотание о равенстве всех Божьих тварей не значит ничего, пока не установится на земле справедливость средствами земными. На одиннадцатый день реб Мендель, изнурённый безрезультатным бдением, отёкший, с красными глазами, с перьями в волосах, встал перед Микшей и начал бить себя в грудь: «Герр Миксат, помогите!» — «Ладно, реб Мендель, — говорит Микша. — Почистите кафтан и выньте перья из волос. Дело предоставьте мне».

Перевод с сербского — Елены Сагалович

Рекомендуем обратить внимание