Сегодня с вами работает:

книжная фея Катя

Консультант Катя
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

facebook twitter vkontakte livejournal Instagram

www.vilka.by:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

Сон Гоголя:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КУЛЬТУРОЛОГИЯ / ПОПУЛЯРНАЯ НАУКА

icon Гранд-отель «Бездна». Биография Франкфуртской школы

Grand Hotel Abyss. The Lives of the Frankfurt School

book_big

Издательство, серия:  Ad Marginem Press,   Совместная издательская программа с ЦСК "Гараж" 

Жанр:  КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   ПОПУЛЯРНАЯ НАУКА 

Год рождения: 2016 

Год издания: 2018 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: Великобритания

Мы посчитали страницы: 448

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 199x145x27 мм

Наш курьер утверждает: 476 грамма

Тираж: 2500 экземпляров

ISBN: 978-5-91103-417-7

33.50 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

Книга Стюарта Джеффриса представляет собой попытку написать панорамную историю Франкфуртской школы.

Институт социальных исследований во Франкфурте, основанный между двумя мировыми войнами, во многом определил не только содержание современных социальных и гуманитарных наук, но и облик нынешних западных университетов, социальных движений и политических дискурсов. Такие понятия как «отчуждение», «одномерное общество» и «критическая теория» наряду с фамилиями Беньямина, Адорно и Маркузе уже давно являются достоянием не только истории идей, но и популярной культуры. Начиная своё повествование временем конных трамваев и дирижаблей и заканчивая эпохой Occupy Wall Street и социальных медиа, автор предлагает увлекательное и популярное введение в историю одного из самых значительных интеллектуальных явлений XX века.

 

Гранд-отель «Бездна». Биография Франкфуртской школы. Grand Hotel Abyss. The Lives of the Frankfurt School. 978-5-91103-417-7. Автор Стюарт Джеффрис. Stuart Jeffries. Издательство Ad Marginem Press. Ад Маргинем Пресс. Совместная издательская программа с центром современного искусства Гараж. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске (vilka.by). Книжный Сон Гоголя. Купить книгу. Читать отзывы. Читать рецензии. Читать отрывок

 

Читать отрывок

«Спустя десятилетия частная трагедия отдельного человека вступит в резонанс с трагедией куда более значительного масштаба: из-за антиеврейских запретов величайший немецкий критик ХХ столетия окажется полностью лишён возможности делиться на своём родном языке мыслями о культуре, которой он был весь пропитан, причём именно в тот момент, когда его критические способности достигают своей наивысшей точки. Но в трагедии Вальтера Беньямина кроме любовных неудач и подъёма нацизма есть ещё один элемент. В своём написанном в 1997 году романе «Перевал Беньямина» Джей Парини рисует Гершома Шолема, стоящего у могилы друга через десять лет после его смерти. «Для меня смерть Беньямина была смертью европейского сознания, концом целого жизненного уклада», — говорит он в романе. Эта выраженная в художественной форме дань уважения созвучна тому, что написал о своём мёртвом друге Брехт:

Будущее объято тьмой, а силы
Добра ослаблены. Ты это понял
И добил своё измученное тело.

Мысль о том, что трагедия Беньямина представляет собой смерть европейского сознания, может изначально показаться простительным преувеличением, рождённым любовью и уважением, однако в ней есть нечто большее, так как она близка к различению, проведённому Ханной Арендт во введении к «Озарениям», сборнику очерков Вальтера Беньямина. Беньямин был не просто свободным интеллектуалом, которого фактически лишили возможности заработать на жизнь в Европе 1930-х годов: он мечтал стать, и почти осуществил это своё желание, homme de lettres. Но что означает этот термин? Арендт (как самый проницательный наблюдатель и активный участник немецко-еврейской интеллектуальной жизни ХХ века) заметила, что homme de lettres очень сильно отличается от интеллектуала. Если первый происходит из дореволюционной Франции, из среды досужих, жадных до интеллекта землевладельцев, то второй, по крайней мере в описании Арендт, является прислугой технократического государства. "Расходясь в этом с классом позднейших интеллектуалов, — пишет она, — предлагающих свои услуги либо государству в качестве экспертов, специалистов или чиновников, либо обществу — в сферах развлечения и образования, hommes de lettres всегда стремились держаться поодаль как от государства, так и от общества. Их материальное существование основывалось на нетрудовых доходах, а интеллектуальные установки опирались на решительный отказ интегрироваться как в политическую, так и в социальную систему. Исходя из этой двойной независимости, они и могли себе позволить тот взгляд свысока, без которого не было бы ни презрительных догадок о поведении людей у Ларошфуко, ни умудренной проницательности Монтеня, ни афористичной колкости паскалевской мысли, ни смелости и широты политических размышлений Монтескье"».

Перевод с английского — Максима Фетисова

Рекомендуем обратить внимание