Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / латиноамериканская литература

icon Алеф

El Aleph

book_big

Издательство, серия:  АСТ,   Эксклюзивная классика 

Жанр:  ПРОЗА,   латиноамериканская литература 

Год рождения: 1949 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Язык оригинала: испанский

Страна автора: Аргентина

Мы посчитали страницы: 224

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 180x116x14 мм

Наш курьер утверждает: 152 грамма

Тираж: 4000 экземпляров

ISBN: 978-5-17-083721-2

buy не можем раздобыть »

Закончился тираж... но не надежды на переиздание :)

Хорхе Луис Борхес (1899 — 1986) — один из величайших писателей ХХ века, «отец-основатель» латиноамериканского магического реализма, лауреат шестнадцати престижнейших литературных премий — как национальных, так и международных. Влияние, оказанное им на мировую литературу, трудно переоценить. Более тридцати его произведений были экранизированы, в том числе самим Бернардо Бертолуччи. Кумир интеллектуалов, создатель уникального стиля, гений рассказа, — о Борхесе можно говорить много. Но лучше всего читать.

Один из лучших сборников Борхеса. Помимо заглавного «Алефа», в него вошли «Два царя и два лабиринта», «Эмма Цунц» и другие жемчужины литературного наследия великого аргентинца.

В этих рассказах Борхес обращается к мотиву поиска — поиска смысла жизни, Бога, истины, высшего начала, человеческой души, любви, бессмертия, покоя. Впрочем, предмет поиска — не самое важное. Важно, что герои произведений Борхеса не просто задаются «проклятыми вопросами», но заставляют и читателя искать ответы.

Произведения, входящие в состав этого сборника, можно было бы назвать рассказами-притчами. А также — эссе, очерками, заметками или просто рассказами. Как всегда, у Борхеса очень трудно определить жанр произведений. Сам он не придавал этому никакого значения, создавая свой собственный, не похожий ни на что «гипертекст». И именно этот сборник (вкупе с «Создателем») принесли Борхесу поистине мировую славу. Можно сказать, что здесь собраны лучшие образцы борхесовской новеллистики.

 

Книга  Алеф. El Aleph.  978-5-17-083721-2 Хорхе Луис Борхес. Jorge Luis Borges. Издательство АСТ. Серия: Экслюзивная классика. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, читать отрывок, отзывы

 

«...В рассказе «Бессмертный» бессмысленной вечности индивидуума, когда уже не ценится мгновение, когда человек лишается своей эпохи, своих спутников, противопоставлена вечность искусства слова. Жаждет смерти вкусивший живой воды Гомер — но свежа и нова «Одиссея», и живёт в веках её герой, перевоплощаясь то в Синдбада-Морехода, то в джойсовского Улисса. Для «бессмертного», ищущего лишь забвения и покоя, слова, быть может, жалкая милостыня, но для смертного, нормального человечества слова — великий дар ушедших веков.

<...>

Рассказ «Богословы» принадлежит, казалось бы, к фантастическим вымыслам... Это метафора личности, не знающей самое себя. Быстро забываются одни заблуждения, на смену им приходят новые; под оболочкой внешнего, зависящего от обстоятельств, от взглядов и требований эпохи, таится подлинное лицо человека, которое при Жизни он может так никогда и не рассмотреть, враждуя с самим собой.

<...>

Рассказ «Эмма Цунц» критики чаще всего истолковывают как упражнение на фрейдистскую тему «комплекса Электры» (дочерний вариант пресловутого эдипова комплекса). Но ведь дело совсем не в отношении Эммы к отцу! Главное в рассказе — это удивление перед таинственной способностью человека к внезапному перерождению, взрыв скрытых внутренних сил. Робкая и застенчивая фабричная работница, без колебаний жертвуя своим целомудрием, осуществляет тщательно продуманное убийство-мщение. 

<...>

Отношениям интеллекта и реальности посвящен рассказ «Поиски Аверроэса». Последователь и комментатор Аристотеля, Аверроэс (так называли в средневековой Европе арабского мыслителя XII века Ибн Рушда), показан в рассказе в соответствии с исторической правдой предшественником материализма и выдающимся логиком. Тем не менее он не может преодолеть ограниченность, обусловленную отсутствием соответствующей общественной практики. Он видит, как дети в патио играют в муэдзина и в намаз, но не в состоянии осмыслить их игру как зародыш театрального действа, о котором писал Аристотель. Аверроэс отстаивает непреходящую ценность и общезначимость традиции — и в этом он прав. Но, когда он возвращается к строчкам из Аристотеля и толкует их, исходя единственно из мусульманской духовной традиции, он терпит поражение. Традиция, не впитывающая уроки новой общественной практики, обречена на самоповторение, на иссыхание. Дети, играющие в муэдзина, скорее способны понять, что такое театр, нежели великий Аверроэс, замкнувшийся в своём интеллектуальном кругу.

<...>

Ещё более драматичное предупреждение относительно того, как опасно терять из виду реальность, содержится в рассказах «Заир» и «Алеф». Автор-рассказчик в обеих историях осознаёт страшную угрозу субъективного идеализма: сосредоточиться на своей идее, на своём субъективном видении мира, быть уверенным, что ты носишь в себе вселенную, — значит в самом лёгком и комическом варианте стать графоманом, как Карлос Архентино, а в серьёзном и патологическом случае — впасть в безумие. Недаром оба рассказа начинаются смертью эксцентричной, но прелестной женщины. Необъяснимое очарование этих женщин есть метафора живой, меняющейся, непостижимой реальности, такой же многоликой, временами жестокой, но влекущей, как Беатрис Витербо».

Инна Тертерян,
«Человек, мир, культура в творчестве
Хорхе Луиса Борхеса»

 

Перевод с испанского Маргариты Былинкиной, Юрия Ванникова, Бориса Дубина, Валентины Кулагиной-Ярцевой, Евгении Лысенко, Людмилы Синянской

Рекомендуем обратить внимание