Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

www.vilka.by: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон Гоголя: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

По выходным страна, коты, воробьи, ёлки, консультанты и курьеры отдыхают! Но заказы принимаются и записываются!

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / американская литература

icon Доктор Сакс

Dr. Sax

book_big

Издательство, серия:  Азбука 

Жанр:  ПРОЗА,   американская литература 

Год рождения: 1952  (публикация - 1959 год)

Год издания: 2012 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Переводчики:  Немцов Максим 

Мы посчитали страницы: 256

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Частичная лакировка

Измеряли линейкой: 205x130x15 мм

Наш курьер утверждает: 376 граммов

Тираж: 5000 экземпляров

ISBN: 978-5-389-03490-7

buy в лист ожидания »

К сожалению, закончился тираж...

"Если вам попадёт в руки эта книга и примерно странице на 20-й вы поймёте, что читать её невыносимо, не расстраивайтесь. Просто вы с автором находитесь в разных ментальных состояниях, и, чтобы найти подход к Керуаку, от вас потребуется некоторое усилие над собой. Зато, почувствовав ритм странной керуаковской прозы, которую он сам называл «джазом пишущей машинки» и, бывало, даже заправлял в каретку не отдельные бумажные листы, а целый рулон — чтобы не прерываться во время работы, а зоилы (в частности Трумен Капоте) называли его за это не писателем, а «машинистом», вы окажетесь в странном мире, в котором сон неотличим от яви".

Впервые на русском книга, которую Керуак называл самым любимым своим детищем.

«Доктор Сакс» - роман-фантазия, созданный в крошечной мексиканской квартирке Уильяма Берроуза.

Читателей ждёт не просто рассказ о детских годах, проведённых в Лоуэлле, штат Массачусетс. В своем романе Керуак замахнулся на свою версию гётевского «Фауста». Магнетический доктор Сакс борется с мировым злом в лице Змея из ацтекских легенд, и в ходе борьбы грань между реальностью и вымыслом становится крайне зыбкой.

Фрагмент романа:

Подземный ворчащий ужас лоуэллской ночи — чёрное пальто на крюке на белой двери — в темноте — у-у-х! — сердчишко мое, бывало, грохало вниз при виде громадного головного покрова, что вставал на дыбы, подхлёстнутый вожжами, в липкой пасте моей двери — Откроешь дверь чулана, всё, что под солнцем, внутри, и под луной — бурые дверные ручки величественно выпадают — сверхштатные призраки на разных крючках в дурной пустоте, подглядывают за моей постелью сна — крест в маминой спальне, торговец в Сентралвилле его ей продал, то был фосфоресцирующий Христос на чёрном лакированном Кресте — он светился, Иисус во Тьме, я всякий раз сглатывал от страха, если проходил мимо, когда садилось солнце, он принимал собственное свечение, как похоронные дроги, словно в «Убийстве по часам», кошмарной страховизжащей кинокартине о старой даме, что квохчет в полночь из своего мавзолея с — её никогда не видно, лишь горестная тень ползёт по секретеру тук-тук-тук, а её дочери и сестры верещат по всему дому — Никогда не нравилось мне видеть дверь моей спальни даже чуть приотворенной, во тьме она разверзалась чёрной дырой опасности. — Квадратный, рослый, худой, суровый, Граф Кондю стоял у меня в дверном проеме множество раз — у меня в спальне была старая «Виктрола», тоже призрачная, её населяли старые песни и старые пластинки грустной американской древности в её старой утробе красного дерева (куда я, бывало, совал руку и жал на гвозди и трещины, среди игольной пыли, старых стенаний, Руди, магнолий и Жаннин периода двадцатых) —  Страх перед гигантскими пауками, с ладонь величиной, а ладони  что бочонки — почему… подземные рокочущие ужасы лоуэллской ночи — во множестве.

Ничего нет хуже, как вешать в темноте куртку, с вытянутых рук каплют складки материи, ухмылка тёмного лица, что окажется высоким величавым изваянием, бездвижным, широкопологоловым или в шляпе, безмолвным — Мой первый Доктор Сакс был вот так вот совершенно безмолвен, тот, кого я видел, он стоял — на песчаном откосе ночью — когда-то раньше мы играли в войну на откосах по ночам (посмотрев «Большой парад» с Дылдой Саммервиллом полностью в грязи) — мы играли, ползая в песке, будто пехотинцы Первой мировой на фронте, в обмотках, с чернотой на губах, печальные, все перепачканные, отплёвываясь комками грязи —

У нас были палочные винтовки, у меня сломана нога, и я крайне жалко заполз за валун в песке… арабский валун, теперь мы в Иностранном легионе… по песчаному полю долины там бежала песочная дорожка — в свете звёзд крупинки серебряного песка посверкивали — песчаные откосы затем подымались и озирались, и ныряли на квартал во все стороны, в сторону Фиби всё заканчивалось у домов на улице (где жила семья белого дома с цветами и мраморными садами побелки вокруг, дочери, выкупы, их двор заканчивался у первого песчаного откоса, именно того, который я обстреливал кусками брусчатки днем, когда познакомился с Дики Хэмпширом, — а другая сторона заканчивается на Риверсайде отвесным утесом) (мой смышленый Ричард Хэмпшир) — я видел Доктора Сакса ночью Большого Парада в песке, кто-то конвоировал взвод на правый фланг, и, будучи вынужденным укрыться, я проводил разведку с видами на ландшафт в поисках возможных подозреваемых и деревьев, а тут такой Доктор Сакс грукует в пустынном плато древесины в кустарнике, за ним всё — звезды Целого Мира вытянулись а-ля кубок, луга и яблони фоновым горизонтом, ясная чистая ночь, Доктор Сакс наблюдает за нашей жалкой песчаной игрой в непостижимом молчанье — Я гляжу разок, смотрю, он исчезает на падучих горизонтах мигом ока… да и была ли хоть какая-то разница между Графом Кондю и Доктором Саксом у меня в детстве?

Рекомендуем обратить внимание