Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

русская литература

icon Девушка в цвету

book_big

Издательство, серия:  АСТ 

Жанр:  русская литература 

Год издания: 2015 

Язык текста: русский

Страна автора: Россия

Мы посчитали страницы: 352

Тип обложки: 7Б – Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 84х130х205 мм

Наш курьер утверждает: 364 грамма

Тираж: 12000 экземпляров

ISBN: 978-5-17-086711-0

14.50 руб.

buy заказать к 27/11 »

Заказывайте, и появится в Студии 27ноября :)

Я бешеная. Я всё время чувствую, что у меня самозавод большой. Как утром встану, надо что-то делать, чтобы этот самозавод растрясти — но так и не растрясаю. Я всё время чувствую себя заведённой. У меня адреналин вырабатывается сам.

(из интервью с Татьяной Толстой)

 

В новую книгу Татьяны Толстой «Девушка в цвету» вошли как новые, так и публиковавшиеся ранее автобиографические тексты — о молодости и о семье, о путешествиях во Францию и о жизни в Америке, а также эссе о литературе, кино, искусстве.
Присутствует особая история с оформлением обложки, в котором была некоторая доля авторского участия. Иллюстратор Людмила Москвина, оформляющая обложки сборников Татьяны Толстой, обычно предварительно присылает автору эскизы и спрашивает о деталях. В случае «Девушки в цвету», иллюстратор предложила снабдить обложку достоверными деталями, имеющими отношение непосредственно к Татьяне Толстой. Так фотоснимок мамы и дочки, висящий на стене позади воздушной девушки в шляпке (по словам автора — условного, собирательного образа), а также люстра, изображённые на обложке, являются скопированными с реальных фотографий, которые прислала художнице Татьяна Никитична: «Не знаю, видно ли это со стороны, но лично мне это очень приятно. Причем она не рисует, а все это выклеивает — делает аппликацию, вырезает и потом фотографирует. Это очень интересная техника».

 


Татьяна Толстая — единственный, пожалуй, автор, по отношению к которому гастрономические метафоры — это не пошлость, но суровая жизненная необходимость. Татьяна Никитична пишет поразительно вкусно — причём не только тогда, когда повествует о своих любимых щах-борщах-майонезах, но и вообще всегда. Да и весь её литературный типаж — это типаж хлебосольной, но вместе с тем и рачительной хозяйки: каждый новый текст непременно идёт в дело, а на гарнир к нему подаются старые добрые хиты, давно знакомые, но ещё не вовсе заветрившиеся. Нынешний сборник «Девушка в цвету» устроен по тому же принципу. Новая повесть или скорее длинный рассказ — собственно «Девушка в цвету» (про юность автора) в качестве тизера, несколько старых текстов для балласта и множество мелких заметок из блога на десерт. Конечно, обидно покупать то, что уже есть в библиотеке (и хорошо, если только в одном экземпляре), ну, а что поделать — тексты-то отличные.

 

(из книжного обзора Галины Юзефович на «Медузе»)

 

Фрагмент книги


На втором курсе университета я осталась без стипендии. А мне были деньги нужны. Кофе, такси, сигареты. И я устроилась на почту разносить телеграммы.

Был июнь, вечером светло как днём, не страшно и очень красиво: пустой летний Ленинград, волшебные улицы Петроградской стороны; на стенах домов, над парадными — коты и ундины, треугольные девичьи лица оглушительной красоты  опущенные глаза, пышные волосы, дневные сны; глубокие подворотни, полные полумглы, лиловая сирень в садах и скверах, и вдалеке за Невой светла Адмиралтейская игла.

Отделение почты было на Кронверкском проспекте. Мне были рады: мало кто хочет работать летом в такую чудную погоду за такие ничтожные деньги. Начальница, воспалённая государственными тревогами и сложностями финансовой ответственности, рассказала мне, как строится нелегкая работа разносчика телеграмм.

Есть Маршрут номер 1, налево, и Маршрут номер 2, направо. Почтальон приходит в отделение, берёт пришедшие телеграммы и идет либо туда, либо сюда, по очереди. Формально телеграмма заклеена, но почтальон обязательно заглядывает в неё, никакой тайны переписки, забудьте. Потому что почтальон – не тупой робот, а тонкий психолог.

При чём тут психология? А вот при чём. Лето. Люди тонут в водоёмах. За месяц хоть одна телеграмма с сообщением о том, что «Николай утонул», непременно придёт. И вот представьте: вы приносите эту телеграмму, вручаете её приветливой женщине, может, отводящей тыльной стороной руки прядь волос со лба, может, вытирающей руки о фартук. Женщины же всё время что-то стряпают. Вот вы стоите на пороге коммуналки, эта женщина вам улыбается, солнце светит на лестничную площадку сквозь пыльные, чудом сохранившиеся остатки питерских витражей, как сквозь воду. Чистенько.

И если вы, не зная о содержании телеграммы, тоже будете улыбаться, радоваться жизни и комментировать прекрасную погоду и прочие глупости, а потом она развернёт бумагу – а там «Николай утонул…»  это же какой удар, это же какое коварство, это, может быть, инфаркт.

Нет, к горю надо подводить по мере возможности плавно. Горе легче принять, если принёс его тебе злой человек. Поэтому надо сделать неприятное, злое лицо; откроют дверь – мрачно буркнуть: телеграмма! Не улыбаться, смотреть мимо, в пол. Сунуть квиточек: тут распишитесь. Расписались – сунуть телеграмму и с лестницы горошком вниз. И ниже площадкой можно постоять у стены, зажмурившись, стиснув зубы и запрокинув голову, не в силах выбросить из головы чужое, милое, последний раз в жизни счастливое лицо той, ни о чем не подозревающей, там, наверху. На берегу.

Постояла. Постаралась забыть. И дальше по маршруту.

И наоборот, если приходит, например, «встречная». То есть: «встречай 15-го поезд 256 вагон 8». Мирная, хорошая весть. А дверь открывает бабушка. Днём-то в основном бабушки дома. А бабушка эта  ведь у нас начало семидесятых  бабушка эта и войну помнит, и от эвакуации ещё не отошла, и сколько ж похоронок она в руках держала! Поэтому, увидев телеграмму, бабушка обычно начинает пятиться со страхом в глазах, выставляет ладоши, чтобы оттолкнуть надвигающееся известие, бормочет: нет, нет, нет… Так что на случай, если откроет дверь бабушка, надо заранее, ещё за дверью, сделать беспечно-счастливое лицо и сразу, с порога, помахивая телеграммой, запеть: всё хорошо, вам телеграммочка хорошая, едут, едут, пеките пироги! – и прочую ерунду.

За одну доставленную телеграмму платят семь копеек. За недоставленную  три. То есть, если никого нет дома, ты пишешь на маленьком бланке маленькое извещение: «вам пришла телеграмма, она на почте, можете позвонить». И бросаешь бланк в почтовый ящик. Но это не значит, что такую телеграмму повторно разносить не надо. Нет, ты тупо идешь с ней и через час, и через два… А люди-то на работе, людей-то дома нет… Коррупционный механизм, надеюсь, понятен.

Поэтому утренняя смена  она посытнее кормит. Три раза не доставишь, потом один раз доставишь  вот тебе и шестнадцать копеек с телеграммы. Многие тем и жили. Официальная же зарплата разносчика телеграмм, не соврать, была тридцать два рубля в месяц. А если ты не в штате, свободный художник, то примерно столько же, по рублю в день, баш на баш и выходит. Зато есть возможность ограбить бюджет на шестнадцать копеек, и я в грабителей этих не брошу камня. Не всякий вор должен сидеть в тюрьме, так я вам скажу.

Рекомендуем обратить внимание