Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

www.vilka.by: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон Гоголя: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

По выходным страна, коты, воробьи, ёлки, консультанты и курьеры отдыхают! Но заказы принимаются и записываются!

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КУЛЬТУРОЛОГИЯ / О ЛЮДЯХ

icon Бобо в раю: откуда берётся новая элита

Bobos in Paradise. The New Upper Class and How They Got There

book_big

Издательство, серия:  Ad Marginem Press,   Совместная издательская программа с ЦСК "Гараж" 

Жанр:  КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   О ЛЮДЯХ 

Год рождения: 2000 

Год издания: 2014 

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США, Канада

Мы посчитали страницы: 296

Тип обложки: Мягкий переплет (крепление скрепкой или клеем)

Измеряли линейкой: 200x145x22 мм

Наш курьер утверждает: 294 грамма

Тираж: 5000 экземпляров

ISBN: 978-5-91103-179-4

buy в лист ожидания »

К сожалению, закончился тираж...

Дэвид Брукс — американский журналист, писатель, колумнист газеты The New York Times, политический комментатор телеканала PBS. В прошлом сотрудничал с газетами Washington Times и The Wall Street Journal, журналом New Yorker. Живет в Вашингтоне.

Книга американского социолога и журналиста Дэвида Брукса посвящена описанию образованного класса, ставшего за последние двадцать лет новой американской элитой. Для обозначения этого класса автор придумал неологизм «бобо» (bourgeois bohemian, богемная буржуазия). «Бобо» создали особый кодекс правил и норм, соединивший демократизм и снобизм, уважение к образованию и финансовой состоятельности, творчество и бизнес. Книга Брукса рассказывает о происхождении элиты информационного века, о потреблении и досуге, деловой, интеллектуальной, политической и духовной жизни «бобо».

В главе о происхождении образованного класса Брукс пишет о том, как новая элита вытеснила с верхушки американского общества родовую буржуазию — так называемых «WASP» (белых англосаксонских протестантов). Причиной возвышения новой элиты стала университетская реформа начала, прошедшая в 1960-х годах, и возникновение информационной эпохи, когда появилась возможность делать большие деньги из идей и знаний. Представители образованного класса, исповедавшие в 60-е богемные, антибуржуазные ценности, в 80-е неожиданно для себя стали зарабатывать, как буржуа. Чтобы примирить свои прежние бунтарские убеждения и новый финансовый статус, «бобо» создали гибридную культуру, позволившую им одновременно тратить деньги и не считать себя зависимыми от них.

В главе «Потребление» Брукс описывает строгий свод правил «искупительного консюмеризма» новой элиты — например, почему нельзя купить кабриолет, но можно дорогой внедорожник, нельзя установить дома джакузи, но можно потратить 15 тысяч долларов на облицовку душевой кабины камнем, только обязательно шероховатым. Шопинг, как и всё остальное, стал для «бобо» средством самопознания и самовыражения.

В главе о деловых отношениях Брукс описывает причудливое сплетение революционной риторики с ценностями капитализма. Индивидуальное самовыражение становится для «бобо» главным критерием работы и личного успеха. Это значит, что наиболее престижные профессии совмещают в себе артистическое самовыражение с высоким доходом. Писатель, зарабатывающий миллион долларов в год, куда престижнее банкира, получающего пятьдесят.

Что касается собственно духовной жизни, «бобо» исповедуют крайний индивидуализм и почитают духовную свободу. В результате, они пришли к духовному плюрализму, для них «нет одного, истинного пути, морали и добродетели», а значит, нужно попробовать всё. Однако ключевая проблема духовной свободы в том, что ей нет конца. «Совместить несовместимое нам удалось, только став поверхностными — мы просто откинули глубокие мысли и высокие идеалы, которые мучили бы нас, если б мы оценивали себя в соответствии с ними». Мораль бобо стала «малогабаритной», а нравственность — делом сугубо личным, то есть каждый устанавливает собственные подвижные моральные ориентиры.

 

Перевод с английского Дмитрия Симановского

Рекомендуем обратить внимание