Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

www.vilka.by: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон Гоголя: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

По выходным страна, коты, воробьи, ёлки, консультанты и курьеры отдыхают! Но заказы принимаются и записываются!

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

ПРОЗА / французская литература

icon Благоволительницы

Les Bienveillantes

book_big

Издательство, серия:  Ad Marginem Press 

Жанр:  ПРОЗА,   французская литература 

Премии:  Гонкуровская премия,   2006 

Год рождения: 2006 

Год издания: 2014 

Язык текста: русский

Язык оригинала: французский

Страна автора: Франция, США

Мы посчитали страницы: 800

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Оформление: Частичная лакировка

Измеряли линейкой: 240x170x40 мм

Наш курьер утверждает: 1160 граммов

Тираж: 4000

ISBN: 978-5-91103-187-9

22 руб.

buy в августе :) »

Заказывайте, и появится в Студии во второй половинке августа :)

«Благоволительницы» Джонатана Литтелла — исторический роман нового типа. Он огромный  800 страниц, при этом  самого  автора никак нельзя  причислить  к  историческим свидетелям  описываемых им событий,  он  человек  с  очень современной  биографией: родился в Нью-Йорке в 1967 году,  вырос во  Франции,  ездил по миру, работая в гуманитарных организациях, был и в Чечне.

И вот, спустя 65 лет после второй мировой войны, Литтелл берётся за материал, который изучен и описан, как ни один другой, в сотнях тысяч книг разного толка: в исторических  трудах, воспоминаниях, свидетельствах, художественных произведениях. 

В романе есть несколько пластов. Автор будто бы играет с читателем в некую интеллектуальную игру, подкидывает ему специальные обманки,  словно проверяя, примет ли тот за чистую  монету сказанное.

Роман написан от первого лица — это воспоминания не просто наблюдателя или даже соучастника, а одного из реальных винтиков нацистской машины уничтожения. Литтелл рисует фигуру, которая представляет собой некое антиклише, его герой — настоящий интеллектуал, защитивший  диссертацию  по юриспруденции, знаток  литературы, музыки, античной философии. А форма романа —  это «годы странствий» главного героя  по   местам   уничтожения  евреев — в Житомире и Бабьем Яру, в Ростовской Змиевой балке и Освенциме.

 

Книга Благоволительницы. Les Bienveillantes. Автор Джонатан Литтелл. Jonathan Littell. 978-5-91103-187-9 Издательство Ад Маргинем Пресс. Ad Marginem Press. Беларусь. Минск. Интернет-магазин в Минске. Купить книгу, полистать, читать

 

Одна из обманок автора — сама форма и ткань повествования; все события описываются с большим количеством мелких подробностей: был там-то, поехал туда-то, на такой-то машине, военная часть под таким-то номером, там были такие-то военные действия, потом встретился с лейтенантом таким-то, ел то-то. Читатель попадает в странное, поначалу трудно перевариваемое пространство фактографии, «телефонной книги». «Я  настоящая  фабрика  фактов», — говорит  герой  Литтелла. Некоторые рецензенты всерьёз критиковали автора за эту монотонность и якобы утомительную невыразительность художественного языка. Но это, конечно же, лишь художественный  приём. Литтелл хорошо изучил подобного рода литературу, военные воспоминания офицеров вермахта и довольно точно воспроизводит их стиль. Он хорошо понимает, что таковы механизмы работы памяти: свидетель, находящийся внутри истории, в отличие от историка, сталкивается, прежде всего, с мелочами, подробностями. Эта мелкая фактография — обычно способ спрятаться от рефлексии, уйти от ответственности, что, собственно, и пытается сделать герой Литтелла. Именно так и вели себя многие реальные виновники. 

Именно поэтому автор с такой скрупулёзностью придерживается фактографической и исторической достоверности. Литтелл прекрасно владеет материалом, старательно выверяет каждую деталь, каждый факт, дату. 

Но при этом, по мере погружения в роман, мы видим, как из моря мелких подробностей и фактов, из постоянных перемещений героя романа, которые  совершаются вроде бы помимо его воли и желания, постепенно выстраивается единая траектория путешествия по главным местам, где происходят массовые убийства. Получается страшный  путеводитель,  который пролагает по карте Европы маршрут памяти не только жертв, но и виновников.

При всём нагромождении подробностей, фактов, описаний роман «Благоволительницы» нельзя назвать реалистическим. Литтелл очень ловко подделывается под реализм, обращаясь при этом, прежде всего, к интеллектуальному читателю, с которым он ведёт постоянный  диалог.

На самом деле, описывая ключевые события Второй мировой войны, он апеллирует к нашим знаниям и представлениям о прошлом, к тому, что определило взгляды и оценки современного образованного читателя. В эту игру с цитатами и отсылками Литтелл включает не только литературу, но и  известные фото- и киноообразы (он сам говорил, что к написанию романа его подтолкнули фотография казни Зои Космодемьянской и многочасовой документальный фильм Клода Ланцмана «Шоа»). 

Литтелл искусно  играет с нашими представлениями и образами, он включает их в контекст и получается очень интересный  вариант  исторического романа — не  столько о самих событиях, как бы детально и якобы правдоподобно они ни были описаны, сколько о том, что мы о них знаем. Автор  словно проводит ревизию взглядов и представлений о нацизме, сложившихся за все последующие десятилетия XX века, выбирая самую страшную и болезненную тему.

Рекомендуем обратить внимание

Рецензии

  • Рецензия Захара Прилепина на роман Джонатана Литтелла «Благоволительницы»

    2012-06-14

    У нас на глазах появилась великая книга, теперь она, как «Собор Парижской богоматери» и «Преступление и наказание», будет жить в сознании человечества.

    Есть, пожалуй, лишь одно отличие книги «Благоволительницы» от иных мировых шедевров. Это отвратительный, чудовищный, воистину ужасный роман — не в смысле исполнения — оно безупречно, — а в смысле содержания. Таких книг классика ещё не знала. Что там вывернутый наизнанку морализм де Сада, порнографические забавы Аполлинера, ошпаренный кипятком младенец у Чехова, кровавая каша в сапогах Барбюса, физиологический натурализм Бабеля…

    Есть определённые возрастные ограничения на книги или кино. Так вот, сочинение Литтелла не рекомендуется читать при жизни. Это лучше вообще не знать.

    Нет, в принципе все помнят, что когда-то имели место мировая война и «окончательное решение еврейского вопроса», — но, даже зная об этом, мы не могли стать свидетелями того кошмара.

    Не могли — а теперь можем. Сейчас объясню, что имею в виду.

    Как-то возвращаюсь домой и застаю маму в слезах. «Что, — говорю, — плачешь?» — «Вот, — отвечает, — перечитала «Тихий Дон». Как с роднёй повидалась».

    Беда с «Благоволительницами» не в том, что по эффекту эта книга сильнее многих реальных воспоминаний, — а в том, что это натуральный, непрекращающийся, на 800 страниц кошмар. Мало того, к нему, как ко всякому кошмару (воевавшие или патологоанатомы знают, о чём речь), — привыкаешь. С какого-то момента он перестает пугать, и в нём живёшь.

    Тем более что автор точно не ставит себе целью посмаковать те или иные цепенящие детали. Дело не в деталях — чудовищна сама плоть романа. Сначала ты копошишься в ней с отвращением и брезгливостью, а потом ничего… привыкаешь.