Сегодня с вами работает:

книжный фей Рома

Консультант Рома
VELCOM (029) 14-999-14
МТС (029) 766-999-6
Статус консультанта vilka.by

 Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

 Захаживайте в гости:

 www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Книжная лавка

КУЛЬТУРОЛОГИЯ / ПРОЗА / New / скандинавская литература

icon 1947. Год, в который все началось

1947

book_big

Издательство, серия:  Ad Marginem Press,   Совместная издательская программа с ЦСК "Гараж" 

Жанр:  КУЛЬТУРОЛОГИЯ,   ПРОЗА,   New,   скандинавская литература 

Год рождения: 2016 

Год издания: 2019 

Язык текста: русский

Язык оригинала: шведский

Страна автора: Швеция

Мы посчитали страницы: 232

Тип обложки: Мягкая обложка

Измеряли линейкой: 200x145x13 мм

Наш курьер утверждает: 256 граммов

ISBN: 978-5-91103-482-5

21 руб.

buy заверните! »

Наличие: "Их есть у меня!" :)

«Время идёт не совсем так, как думаешь» — так начинается повествование шведской писательницы и журналистки, лауреата Августовской премии за лучший нон-фикшн (2011) и премии им. Рышарда Капущинского за лучший литературный репортаж (2013) Элисабет Осбринк.

В своей биографии 1947 года, — года, в который началось восстановление послевоенной Европы, колонии получили независимость, а женщины эмансипировались, были также заложены основы холодной войны и взведены мины медленного действия на Ближнем востоке, — Осбринк перемежает цитаты из прессы и опубликованных источников, устные воспоминания и интервью с мастерски выстроенной лирической речью рассказчика, то беспристрастного наблюдателя, то участливого собеседника.

 

Книга 1947. Год, в который все началось. 1947. 978-5-91103-490-0. Автор Элисабет Осбринк. Elisabeth Åsbrink. Издательство Ад маргинем. Ad marginem. Беларусь. Минск. Книжный "Сон Гоголя". Купить книгу, читать отзывы, читать рецензии, читать отрывок

 

Книга 1947. Год, в который все началось. 1947. 978-5-91103-490-0. Автор Элисабет Осбринк. Elisabeth Åsbrink. Издательство Ад маргинем. Ad marginem. Беларусь. Минск. Книжный "Сон Гоголя". Купить книгу, читать отзывы, читать рецензии, читать отрывок

 

Читать отрывок

«Пер Энгдаль — худой, фигурой похожий на птицу. Картины его воображения огромны, словно дворцы. Из-за плохого зрения он освобождён от воинской службы, но оружием ему служат слова — он собирает их, использует, вострит. Когда Пер Энгдаль выступает перед публикой, слушателей охватывает странное возбуждение, словно он — это центр, а всё остальное — периферия, он притягивает их к себе.
У него есть мечта, и следующие двадцать лет своей жизни он посвятит её осуществлению. И мечта растёт, паучья сеть растёт, растёт и слава Пера Энгдаля. Разговоры о «националистическом взаимодействии», ведущиеся в переписке, по телефону и через посланцев Пера Энгдаля, учащаются, набирают энергии. Скрытые, без свидетелей, никто не докажет, что они были.
То, что занимает его в эти дни, принесёт плоды. Первым зримым камнем постройки, первой манифестацией, которая всего лишь тремя годами позже повергнет в ужас окружающий мир, становится большая конференция в Риме. Первого октября 1950 года нацистские лидеры из Италии, Великобритании, Испании, Португалии, Франции, Швейцарии, Австрии, Германии, Голландии, Бельгии и Швеции соберутся на конференцию. Чёрный цветок распускается.
Меж тем как демократически настроенные люди преисполняются идеей универсализма, фашизм мутирует от национализма к международному национализму. К идее о растворении всех в общем белом теле с общим чёрным сердцем.
Итальянское социальное движение продолжает идеи Муссолини, несёт их, словно негасимый факел. Вокруг него существует сеть, нити которой протягиваются к фашистам и нацистам в Австрии, Швейцарии, Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландах, Скандинавии, Испании, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.
Вокруг лидера шведских фашистов Пера Энгдаля тоже сплетена сеть, как и вокруг британца Освальда Мосли. Вскоре эти сети соединяются, всё идёт по плану создания третьей Европы, не капиталистической и не коммунистической, — бастиона, который будет строить свою экономику на сырье промышленности африканских колоний и оставит демократию на произвол её немощной судьбы.
Итак, конференция в Риме, 22–25 октября 1950 года. Перед поездкой туда Энгдаль учит итальянский, что принесёт и результаты, и авторитет. Трудно сказать почему, то ли из опасения, что его остановят или забросают грязью, то ли из тщеславия и тоски по легитимности, — так или иначе он завязывает контакт с высокопоставленным чиновником из американского министерства обороны. И в одном из писем подчеркивает антикоммунистические цели Римской конференции. В ответ приходят пожелания удачи, написанные на официальном бланке Пентагона. В боях холодной войны враг врага становится другом.
Освальд Мосли, лидер английских фашистов, тоже присутствует на конференции. Как и Карл-Хайнц Пристер, выходец из верхушки гитлерюгенда, который заявляет:
«В то время как Россия пытается большевизировать Европу, Запад пытается колонизировать нас. <…> Надо встретить угнетателей Германии и Европы сопротивлением, поэтому фронтовое поколение протягивает руку всем национальным силам во всех странах, чтобы в сотрудничестве сделать Европу третьей мощной силой во всём мире. Фронтовое поколение во всех странах сможет достичь этого, если уничтожит препятствия вроде провинциального национализма и чуждых демократических принципов».
Пер Энгдаль подхватит заявление Пристера и изложит свой план структуры и администрации, которые сделают всё это возможным. Аплодисменты. Целостная централизованная Европа с сильным руководителем.
Далее конференция решает установить контакт с Asociación Argentina Europa (Ассоциация Аргентина — Европа), комитетом, который возглавляет один из лучших пилотов нацистской Германии, Ханс-Ульрих Рудель. Он принадлежит к числу тех, кто вместе с Ватиканом организует для нацистов пути бегства.
Римская конференция 1950 года станет успехом правых экстремистов, а Пер Энгдаль — её королем. Десять пунктов, которые он формулирует касательно европейского будущего, Carta di Roma (Римская хартия), принимаются как официальный заключительный документ. Слово «демократия» там вообще не фигурирует.
Участники конференции намерены собраться вновь, и в скором времени. Но лучше в более тихом месте, нежели Рим, где-нибудь, где нацистская оккупация не омрачила образ авторитарного будущего, сборный пункт на периферии, подальше от глаз антинацистского мира. Ответ приходит от Пера Энгдаля и звучит так: Мальмё.
Придёт день, когда национал-социализм восстанет в новой форме и вновь будет маршировать, говорит Пер Энгдаль. Первым шагом станет его Мальмёская конференция в мае 1951 года. Участников приглашают со всех концов Европы. Пер Энгдаль связывается со шведским премьер-министром Таге Эрландером, и тот обещает, что ходатайства зарубежных гостей о визах будут рассматриваться в срочном порядке.
Но всё идет не вполне так, как планировалось. В последнюю минуту Освальд Мосли сообщает, что не сможет присутствовать, вероятно по причине разгорающегося конфликта с Карлом-Хайнцем Пристером.
В ходатайствах о визе приглашённые немцы указывают личные причины поездки в Мальмё. Один пишет, что хочет повидать родственников, другой намерен выступить с лекциями по радиотехнике, третий хочет съездить в Швецию, чтобы «встретиться и поговорить лично после переписки». Однако шведское Бюро по делам иностранцев получает от западногерманской полиции секретную информацию о нацистской деятельности гостей. В частности, один из приглашённых представляет нацистский журнал «Дер вег». Ему и ещё шестерым немцам в шведских визах отказано. В том числе Карлу-Хайнцу Пристеру с супругой».

ТАСС

Перевод с шведского — Нины Фёдоровой

Рекомендуем обратить внимание